Бой не на жизнь, а на смех | Российский боевик про войну за “Оскар” на самом деле — комедия

9

Вечером в понедельник, 19 сентября, состоялось голосование Российского оскаровского комитета, выбиравшего того, кто отправится в этом году пытать счастья у Американской киноакадемии в номинации “Лучший фильм на иностранном языке”.

Выбор пал на фильм Никиты Михалкова “Утомленные солнцем-2. Цитадель”. За него проголосовали пять из десяти членов комитета. Но фактически из восьми, так как двое — Никита Михалков и Глеб Панфилов — не могли голосовать за “Цитадель”, потому что принимали участие в работе над фильмом.

Сразу после голосования председатель комитета Владимир Меньшов публично выступил против подобного решения, вызвав своими словами настоящий скандал.

Сторонники Никиты Сергеевича уклончиво говорят о масштабе творческого замысла дилогии. Противники упрекают режиссера в неприличном уже отсутствии скромности. А у меня просто второй день горят уши. От ощущения тотального позора.

Я обожаю сидеть где-нибудь на церемонии "Ника" или "Золотой орел" и слушать, как говорят: "Плевать на "Оскар“, к черту Голливуд!"

И правда, жили же в Советском Союзе и даже не знали про такую статуэтку. Где-то в комитете по кино в ЦК партии решали, кого идеологически правильно было бы отправить. О том, что наши фильмы попадали в шорт-лист номинантов, не писала ни одна газета. А вместо Меньшова за «Москва слезам не верит» отправили получать приз атташе по культуре советского посольства. Не нужен он нам был этот «Оскар». И без него люди валом валили на хорошее кино. А когда кино закончилось, было, честно говоря, не до него.

Медленное бульканье вокруг Российского оскаровского комитета началось вместе с первыми удачами наших фильмов за рубежом. Но и тогда по большому счету всех все устраивало. Удивились, конечно, когда в один год в шорт-листе оказались «12» Никиты Михалкова (от России) и «Монгол» Сергея Бодрова (от Казахстана), и умилительно закивали, когда оба из них пролетели. И вдруг лысый болванчик из Голливуда стал самым главным в российском кино.

Плохо не то, что комиссия выбрала Михалкова (хотя и это тоже). Плохо, что подавляющее большинство сейчас заранее уверено в подлоге.

Российское кино вообще превратилось в одну сплошную теорию заговора. Продюсер фильма «Фауст», вместо того чтобы радоваться победе фильма в Венеции, зачем-то наезжает на продюсеров «Обитаемого острова». Продюсеры «Обитаемого острова» наезжают на продюсера «Фауста». И оба наезда теперь с успехом гуляют по Интернету. Каждый с шипением считает деньги конкурента, используя любой повод — как радостный, так и грустный, чтобы съязвить.

То же самое было год назад, когда люди, не очень хорошо зная, что такое Каннский кинофестиваль, всерьез рассуждали, что это Владимир Путин помог «Предстоянию» Михалкова оказаться в конкурсе.

Лично я абсолютно согласен с Владимиром Меньшовым: «Утомленные солнцем-2», этот нескладный монстр, обвалившийся под тяжестью собственного замысла, — явно не то, чем наше кино может сегодня гордиться больше всего. Как и с тем, что комитет собран некорректно. Как и с тем, что в организации его работы надо срочно что-то менять. В общем, со всем, кроме одного: почему он молчал раньше? А все остальные?



Владимир Меньшов — Никите Михалкову: “У тебя что, мало наград?”.

Молчали, когда в 2009 году из состава комитета публично вышел Андрей Кончаловский. Когда в прошлом году отправляли от России на «Оскар» фильм «Край» — чуть меньшего монстра от чуть меньшего по авторитету режиссера. Тогда ведь тоже за бортом остались «Как я провел этим летом» Попогребского и «Овсянки» Федорченко (между прочим, победители Берлина и Венеции). Почему все заговорили только сейчас? Только потому, что так любят фильм «Елена», или потому, что так ненавидят Михалкова?

Если уж в стране, в которой зрители не смотрят родное кино, а кинематографисты ненавидят друг друга, вдруг проснулась такая сильная любовь к «Оскару», то давайте скинемся по рублю и вместо билетов на их фильмы купим каждому путевку в Лос-Анджелес. Или постучимся в широкие двери Владимира Путина — может, он нас рассудит.

Ведь мало просто выдвинуть фильм на «Оскар». Нужно очень плотно заниматься в Америке его продвижением. Оплачивать рекламу в профильных изданиях. Арендовать кинозал, приглашать на просмотр авторитетных критиков, чтобы хоть как-то обратить на него внимание членов Американской киноакадемии. А так как удовольствие это не из дешевых, то и здесь в первую очередь необходима политическая воля государства или единый порыв всего киносообщества — чтобы раз и навсегда выстроить четкий алгоритм отбора и дальнейшего продвижения фильмов.

Это если нам действительно нужен «Оскар», а не просто еще один повод, чтобы развязать неприличную свару.

Нашим режиссерам уже сейчас стыдно называть себя русскими на мировых кинофестивалях. Вот и Сокуров в Венеции уклончиво величает себя европейцем. А еще чуть-чуть — и им станет стыдно здесь снимать кино.

Ну это в том случае, если у них есть стыд.

А впрочем, чего так волноваться? И пресловутому Голливуду, и всему остальному миру глубоко все равно, кто там кого в российском кинотеррариуме. Вся эта борьба монстров в банке больше вписывается в сценарий комедии из провинциальной жизни, чем в список номинантов на «Оскар».

Никита Карцев, Московский Комсомолец
Tеги: Россия