Макаревич: Как меня без меня женили

6

Иосиф Бродский, кажется, сказал, что сразу после коммунистов он ненавидит антикоммунистов.

Раздается мне звонок.

“Здравствуйте, это радио “Свобода”. Что вы думаете по поводу снятия Медведевым своей кандидатуры с выборов?”

Ну, я отвечаю, что не сильно этому рад, так как голосовал за него в свое время и предполагал, что он на выборы пойдет.

“А вот вы играли на Красной площади по случаю окончания последних выборов. А теперь сыграете?”

Вряд ли, говорю, потому что к тем выборам ощущал некую сопричастность, к будущим пока не ощущаю. К тому же до них еще семь месяцев, и вообще никто меня на эту площадь не звал.

Бабах!

Выходит мое интервью под мощным заголовком “Русский рок против тандема”!

Интересуюсь у корреспондента, с которым беседовал: чего это они? Извините, говорит, накладочка вышла — это редактор такое название придумал. А, ну раз редактор, тогда ладно. Другое дело.

Марианна Максимовская радует меня уже второй раз. Первый раз она пыталась у меня под камерой выяснить, почему я не задавал президенту Медведеву острых вопросов, когда он встречался с музыкантами, и где в это время был Юрий Шевчук. Нет, она не очень пыталась, потому что мои ответы не сильно слышала — ее вопросы были важнее. А когда я под конец несколько вышел из себя, сообщила мне, что с журналистской точки зрения это-то и есть самое интересное — когда собеседник выходит из себя.

А я-то, дурак, думал, что самое интересное — когда собеседник испытывает доверие к журналисту и поэтому говорит откровенно. Ладно.

Тут с изумлением узнаю из ее уст, как я резко выступил против Путина и против Медведева сразу. Воистину, человек слышит то, что хочет слышать. Или то, что ему нужно по работе.

Написал я песенку про местечко Холуёво. Не вчера — скоро год как. И с тех пор пою на концертах. И висела она все это время где-то в YouTube.

Несколько дней назад — бомба взорвалась. Услышали.

За день — двадцать звонков от наших делателей новостей, газет и радиостанций. Интернет натурально сошел с ума. И квинтэссенцией всего этого — вопрос какого-то юзера: “Послушал песню и не понял — он за Путина или против?”

Разуй уши, балда.

В Холуёво мог приехать Путин, или Брежнев, или Сталин, или Екатерина Великая — еще для нее князь Потемкин потемкинские деревни городил. Правители приходят и уходят, Холуёво остается. К сожалению.

А по поводу власти: почему у нас принято или любить ее — до слез или ненавидеть — до баррикад? Она ведь не мать родная, не девушка. Власть (по очень точному определению самого Путина) — структура по оказанию услуг населению.

Вы, к примеру, любите монтеров? Вот и я: если власть справляется со своими обязанностями, я доволен, если нет — считаю своим долгом гражданина ей об этом сообщить. В доступной мне форме.

Так что идите и голосуйте. Устраивает лично вас Путин — голосуйте за Путина. Не устраивает — выберите себе кандидата. Не видите такого — создавайте партию, готовьтесь к следующим выборам.

Нормальная оппозиционная партия, на мой взгляд, — это не маргиналы, не революционеры, не орущие клоуны с репертуаром двадцатилетней давности. Нормальная оппозиционная партия — это группа граждан, объединенная идеей и желанием поменять что-то конкретное в жизни страны, в государственном устройстве — в рамках закона.

Сегодня у нас такой партии, похоже, нет. И с неба она не упадет и сама по себе не вырастет. А страна, не имеющая нормальной оппозиционной партии, долго не проживет, какие бы стоячие овации в “Лужниках” ни звучали. Вот с “Правым делом” не задалось — пока (почему — отдельный разговор). Но жизнь на этом не закончилась, верно? Шесть лет — только раскрутиться.

Андрей Макаревич, фото Михаила Ковалева, Московский Комсомолец
Tеги: Россия