Симонову повесили и замочили

13

В театре Маяковского премьера. Этот спектакль для театра решающий. Пан или пропал. “Месяц в деревне” по пьесе Тургенева — первая премьера, выпущенная при новом худруке Миндаугасе Карбаускисе.

И хоть спектакль ставил не Карбаускис, в нем отразилось полноценно нынешнее состояние театра. Как три прекрасных актера (Евгения Симонова, Полина Лазарева, Александр Андриенко) отчаянно борются против вычурной, неестественной режиссуры Александра Огарева, — любопытное зрелище!

Странный спектакль получился в Маяковке. Сейчас, когда так активна общественная жизнь, так ярок социальный протест, когда театр остается актуальным искусством и отражает состояние человека се-год-ня... На сцене театра Маяковского появляется спектакль а-ля выставка достижений науки и техники какого-нибудь 1960 года. То есть тебя призывают восхищаться изобретением телевизора, когда у тебя в руках айпад. Спектакль делится на актерский и режиссерский. Режиссура кричит: «Чем будем удивлять?» А актеры просто великолепно играют. Но только тогда, когда режиссерская линия не вынуждает их кривляться.

Помещица в летах Наталья Петровна и ее воспитанница Верочка, 17 лет, влюбились в одного и того же юношу — учителя Беляева (Юрий Колокольников). А он — ни в одну из них. Есть еще друг дома Ракитин (Александр Андриенко), влюбленный в Наталью Петровну. Короче — неразделенная любовь, и больше ничего. Так знаменитая пьеса Тургенева представлена в театре Маяковского.

"Месяц в деревне"

«Месяц в деревне» начинается с того, что Евгения Симонова, исполняющая роль Натальи Петровны, висит-качается под потолком. Наверное, это символизирует полет влюбленной души. Но куда острее впечатление, когда Евгения Павловна по-человечески стоит ногами на полу и просто говорит душевное, искреннее... В спектакле множество технических фишек, большинство из которых «ни за чем». Каждый новый персонаж появляется на сцене в ногу с прогрессом: самокат, велосипед, двухместный велосипед, мопед. Верочка (Полина Лазарева, внучка Александра Лазарева и Светланы Немоляевой) и Беляев запускают змея — потом мы увидим этого змея увеличенным, десятиметрового размера. В теплице даже душ для полива есть, из которого Верочка в истерике щедро поливает Наталью Петровну — прямо в физиономию. Герои частенько сидят в сундуке: метра три-четыре длиной, крышка оклеена бумагой под траву, и к ней приделана плетеная мебель. Месяц в деревне — как в сундуке? Режиссер Александр Огарев: «Никакие карьерные устремления, социальные, политические, религиозные проблемы не занимают героев. В этом местечке ничто не отвлекает от возможности проявить жизнь души во всем своем потенциале. Это ли не та возможность, по которой тоскует современный человек?»

Да вряд ли. Мы к сундуку еще вернемся.

Часть эпизодов актеры намеренно говорят в нос, романтизируя и театрализируя все, принимая пафосные позы. Умирают со смеху, когда зритель не видит ничего смешного. В эти моменты текст Тургенева задавлен, не слышен, хотя и звучит. Но часто сквозь театральщину прорывается настоящий театр. Многогранна, сложна роль, исполненная Евгенией Симоновой. Полина Лазарева совсем юная актриса, но уже сильная, ей многое удается. Светлана Немоляева может ей гордиться. Юрию Колокольникову выбраться из тисков режиссуры не удалось, но задача сыграть не человека, а клоуна выполнена блестяще. Александр Андриенко — Ракитин во втором составе — почти весь спектакль был настоящим, и Ракитин получился самым правдивым и несчастным персонажем. Еще стоит отметить Игоря Марычева — эпизодическая роль отработана емко и действительно смешно.

Так что же сундук? Есть у Хармса повестушка про сундук: «Человек с тонкой шеей забрался в сундук, закрыл за собой крышку и начал задыхаться». В Маяковке прекрасная труппа. Нет сомнений, что и худрук Карбаускис там к месту. Дай бог им сработаться. Но почему же первый спектакль получился таким неровным? Просто пора выбираться из сундуков.

Вера Копылова, Московский Комсомолец
Tеги: Россия