В Москве готовится спектакль о Болотной площади

5

Премьеру рассчитывают сыграть в феврале, аккурат к президентским выборам. Нетрудно догадаться, что премьеру о 10 днях, которые потрясли Москву, готовят в самой горячей театральной точке столицы — в Театре.dok.

— Это будет несколько свидетельских показаний участников митинга на Болотной и еще нескольких площадях, — рассказал обозревателю «МК» руководитель театра драматург Михаил Угаров.

Театр и его артисты всегда были политически заточены, и не одно маломальское политическое событие или социальное явление нашло воплощение на сцене. Именно доковцы первыми откликнулись представлением на смерть Сергея Магнитского. Первыми вышли из театрального подвала на митинги после выборов — те самые, где их скручивали полицейские.

— Шесть наших артистов попали с Чистых прудов и с Триумфальной в автозак, и мы их вытаскивали, — говорит Угаров.

Известно, что DOK — особый театр в Москве с особенной публикой. Но и в спокойно-стабильных, что называется, классических труппах наблюдаются серьезные изменения. И прежде всего в публике. «Как будто другие люди пришли», — констатируют артисты и режиссеры. Вот что, например, происходило на спектакле молодежного театра «Рок-н-ролл», поставленном пару месяцев назад. Пьеса англичанина Тома Стоппарда пятилетней давности про события в Чехословакии — начиная с 1968 года до наших дней — шла в эти выходные на ура.

Рассказывает режиссер-постановщик спектакля Адольф Шапиро:

— Каждая реплика вызывала реакцию и аплодисменты, как только речь заходила о выборах, независимости, свободе личности. Доходило до курьезов. Когда британский коммунист Макс Мароу (актер Илья Исаев. — М.Р.) объявил, что готов проголосовать за Тэтчер, в зале началась овация.

Замечу, что в этот вечер еще не было объявлено о смерти Вацлава Гавела, о котором постоянно упоминается в спектакле, еще наша власть не успела проигнорировать эту весомую для Европы утрату... Но я не исключаю, что зрители тут же почтили бы его память минутой молчания как минимум. Валерий Золотухин, нынешний руководитель Таганки, вспоминает, что точно так же на спектакль «Добрый человек из Сезуана» реагировали поляки накануне введения военного положения в стране. Может, у нас тоже стоит ожидать какого-нибудь положения: ведь театр в России (и тем более в Советском Союзе) всегда был больше чем театр и предвосхищал события. Безусловно, можно гордиться тем, что театр не отсталая нафталинная институция, и он считывает жизнь, дыхание улицы значительно оперативнее, чем ожидалось. Впрочем, Михаил Угаров уверен, что не все столичные театры готовы к подобной ситуации.

— Продолжать Островского играть или как? — спрашивает режиссер и драматург.

— Что же теперь, по-твоему, Островского и Чехова — за порог? Не ставить? Тем более что лично у тебя был замечательный «Обломоff», прости, по Гончарову.

— Наверное, надо играть, но рядом должно быть что-то другое. Тогда и Островский иначе зазвучит.

А замечательный и мудрый Адольф Шапиро, который, на мой взгляд, переживает новый взлет, говорит, что все равно мы у времени в плену, хотим мы того или нет, но мы с ним связаны.

Так вот о «Площади», которую готовит Театр .dok: уже начинается кастинг, и на него придут не только актеры. Премьеру рассчитывают сыграть в феврале, аккурат к президентским выборам.