Антонио Бандерас: «Я вылечил свою жену любовью»

32

Голливудский актер о секрете удачного брака и новом фильме.Когда-то все его знали как Зорро, потом — как Кота в сапогах. Антонио Бандерас — поистине харизматическая личность.

Вот он подъезжает к отелю, выходит из черной машины представительского класса, за ним идет его агент — и как в замедленном кино: все узнают, оборачиваются и смотрят только на него. Коричневый пиджак, темно-синие джинсы, браслет на руке из металла и дерева. И обаятельная улыбка — одна на всех.

— Вас не смутило, что главная роль в фильме «Нокаут» досталась Джине Карано — профессиональной спортсменке, у которой абсолютно нет опыта в кино?

— Скажу честно, я был немного удивлен, но я доверяю режиссеру Стивену Содербергу. Он наверняка все продумал, изучил и понял, что это будет самым правильным решением.

— Как прошли съемки?

— Отлично. И самое главное — мне не пришлось драться с Джиной Карано. Я был шокирован, насколько она красиво и талантливо дерется. Вообще, работать с Содербергом — одно удовольствие. И при этом все очень динамично. Только закончили съемки в Барселоне, а уже к вечеру снимаем другую сцену в другом городе.

— Борода была ваша или приклеенная?

— Моя, специально ее отращивал для картины. И решил оставить бороду еще на 3–4 месяца. Чему моя жена, правда, не очень обрадовалась.

— Ну а вы-то сами как себя ощущали в новом образе?

— Носить бороду — это как носить маску или говорить на другом языке. Даже такое впечатление, что вместе с ней я и сам был другим человеком. И однозначно чувствовал себя старше своих лет.

— Как вы встретили свое пятидесятилетие?

— Знаете, когда мне было 20, я думал: вот когда мне будет 50, то, наверное, я буду себя чувствовать очень старым, а теперь мне 50 — и я чувствую себя потрясающе и думаю, что, наверное, почувствую старость, когда мне будет уже 70. На самом деле возраст для меня мало имеет значения — я даже не знаю, сколько лет моей маме, но знаю точно, что на содержание ее маленькой собачки чивау уходит много денег.

— А за физическую форму переживаете?

— Я никогда не сходил с ума по поводу своего физического состояния. Бегаю в парке по утрам иногда, но только потому, что мне это нравится, а не потому, что я думаю, как бы мне улучшить свою физическую форму. К тому же я могу позволить себе есть, что я хочу, и в любое время суток — мне это нисколько не вредит.

— Если не ошибаюсь, вы с Мелани Гриффит отметили недавно 15-летие брака?

— Да, хотя по голливудским меркам мы уже 40 лет вместе.

— Как вы думаете, в чем ваш секрет долголетних счастливых отношений?

— Возможно, потому, что мы не так часто видимся друг с другом, и при этом у нас очень крепкие и близкие отношения. Мы оба пережили неудачные браки в своей жизни и больше не хотим повторять прежних ошибок. Да и проблемы порой сближают любящих людей. Когда Мелани была в реабилитационном центре года полтора назад, мы всей семьей ее поддерживали, я старался больше быть с ней, потому что очень важны внимание и забота близких в такие моменты. Ничего не лечит быстрее и лучше, чем любовь!

— У вас очень ярко выраженный испанский акцент, а на каком языке вы общались с Мелани, когда познакомились?

— На английском. Правда, мне было сложно полноценно высказываться, но мы друг друга понимали с полуслова. А Мелани до сих пор не говорит по-испански, только знает какие-то общие фразы.

Анна Павлова, Московский Комсомолец
Tеги: Мир, Россия