«Пусть сравнивают с Hurts, а не с Ваенгой»

32

Дебютный альбом питерской поп-группы «Марсель» был в числе самых ожидаемых дисков прошлого года.

Группа грозилась закончить работать над ним еще в ноябре, но их пластинки «Громче и ближе» мы так и не услышали. Сроки были перенесены на весну. Между тем коллектив очень известный, работает уже много лет, получает «Золотые граммофоны», даже номинируется на премию «Муз-ТВ». Чего же они тянут? Это «МегаБит» спрашивает у Степы, Мити и Жени при личной встрече в редакции «МК».

— Вы летом переженились, на моря разъехались, что, до сих пор не можете собраться в студии?

Степа: — Ах, если бы... Свадьбы у нас были веселые. Женились мы через день, и моя жена Катя даже была водителем на Митиной свадьбе. А потом все вместе укатили в свадебное путешествие. Но вернуться пришлось с отдыха именно из-за работы. Наши жены полетели домой, в Питер, а мы сразу на концерт. Было много гастролей, мы чисто физически не могли проводить время на студии. Конечно, мечтали выпустить диск до октября. Но форсмажорные обстоятельства не дали нам этого сделать. Да и к лучшему — материал был бы сырым. В ноябре отказались от концертов, чтоб сесть на студии и под конец года наконец-то сделать его. Но и тут не получилось. Надеемся, что в апреле он выйдет. Первый альбом спустя семь лет после начала работы.

— Писали альбом все семь лет?

Митя: — Да нет, не смешите! Семь лет прошло с тех пор, как мы встретились в общежитии и начали вместе играть и что-то придумывать. Потом много чего было — и конкурсы, и знакомства интересные. Увидели, как непривлекателен российский шоу-бизнес, слава богу, что мы находимся в стороне от московской гламурной тусовки.

Женя: — Все это время мы гастролировали по стране, а на запись одной песни у нас уходит месяца по три. В большинстве треков у нас живые инструменты, мы приглашаем разных музыкантов. Представляете, как это все может затянуться!

Степа: — Мы серьезно подходим к этому процессу, не то чтобы там как попало записать, нарезать сэмплов, что-то наиграть тяп-ляп. У нас это глобальный процесс. Сначала придумываем текст с мелодией. Женя подбирает гармонию, делает аранжировку, или я придумываю аранжировку, потом это все обдумывается еще раз, Митя придумывает основную партию. Некоторые песни, прежде чем дойдут до студии, на концертах в акустической версии играются по несколько месяцев.

— Весной 2011-го у вас же выходил диск, чем новый будет отличаться от прошлогоднего?

Митя: — Так это был просто подарочный сингл с ремиксами, всего из семи треков. К тому же он выходил ограниченным тиражом, продавался только на одном концерте, на нем же и закончился. А весной выйдет большой альбом с 14 оригинальными композициями, где не будет ни одного ремикса, ни одной совместной песни.

— Вы только поженились, должны быть счастливы в любви, а последняя песня — «Не ищи» — у вас вышла грустнее некуда, тоска, сплошные неразделенные чувства...

Женя: — Я не женат, это они про меня поют, ха-ха!

Степа: — Это первая песня, которую я реально выдумал, вдохновившись новой мелодией Жени. Такого со мной не было. Все остальные — про события моей жизни. Кстати, «Не ищи» — это единственная песня, которую меня жена просила на свадьбе не петь. Представляете, я бы на свадьбе вдруг затянул: «Не ищи меня! Зачем все это надо? Не зови меня! С тобой не буду рядом...»

— Вы делаете поп-музыку, но у вас так много совместных песен с рэперами, что вас автоматически причисляют к их лагерю. Как так вышло?

Степа: — У нас в Питере одна большая музыкантская тусовка, в которой все друг друга знают, потому что все заканчивали один университет, и у Ваенги, и у Сургановой играют наши соседи по общаге. Давным-давно на вечеринке «Кухня Пати» у группы KREC я познакомился со всеми питераскими рэперами, и после этого мы стали общаться. Потом мы делали тематические вечеринки в общаге, приглашали хип-хоп артистов и делали им аранжировки живьем, просто играли с ними, играли с Ассаи. Стала очень популярной наша совместная песня с московскими рэперами RP и Птахой «Настроение осень», мы записали с Каже Обоймой «Внутри себя», должен выйти трек со Смоки Мо. Так получилось, что я знаю всех русских рэперов, например мы семьями дружим с Гуфом. Наши жены Катя и Айза сделали даже совместный бизнес.

— Вы же всегда живьем выступаете, так что классическими попсовиками вас тоже не назовешь.

Женя: — На концертах можем и экспериментировать: драм-энд-бас включить или арфу на сцену вытащить.

— Поддаетесь влиянию других популярных артистов?

Степа: — В принципе, часто то, что мы делаем, зависит от того, что нам нравится в этот момент. Сначала был период группы «Пятниzzzа», наши первые песни были в таком же ключе, я пел о солнце, позитиве и растаманах. Потом пошел период Maroon 5 с прозрачными, живыми минусами, словами типа «музыка крыш», дальше был поп-период с влиянием Джастина Тимберлейка. Потом Жене стал нравится OneRepublic, и вы можете слышать влияние этого в песне «Эта песня для тебя». В последних песнях и влияние Hurts можете заметить. Все дело в настроении. Лучше равняться на хороших иностранных музыкантов, чем делать такую музыку, которую привыкли делать в нашей стране. Пусть лучше с Hurts сравнивают, чем с Ваенгой или Стасом Михайловым.

— Надеемся, так и будет! Удачи!

Алла Жидкова, Московский комсомолец
Tеги: Россия