Звезда Театра Армии, эмигрировавшая в Европу, возвращается на экран

491

Режиссер знаменитого «Крепкого орешка» Ренни Харлинг приступает в России к съемкам американо-российского фильма «Случай на перевале Дятлова». В трэше о советской жизни с трупами и агентами спецслужб встретятся российские и американские актеры, каждый будет говорить на своем языке.

И только одна русская актриса будет говорить по-английски. Нелли Нильсен, она же Нелли Рачевская, давно поставившая крест на актерстве, благодаря американскому режиссеру может вернуться в профессию.

Ее судьба сама как киносценарий. Выпускница Школы-студии МХАТ, ученица Олега Ефремова, Нелли Рачевская поступает в Театр Советской Армии. Красавица с огромными глазами и легким характером получает главные и вторые роли, выходит на сцену с Владимиром Зельдиным, Андреем Поповым, Людмилой Касаткиной. Блистает в спектаклях, ставших классикой, — «Раскинулось море широко», «Орфей спускается в ад», «Забыть Герострата». Вместе с Ниной Сазоновой снимается в фильме-спектакле «Васса Железнова». Однако в один прекрасный день «машина» на полном ходу сломалась. Актриса собралась замуж за иностранца, инженера из Дании. Тут-то все и началось.

— Меня без конца вызывали на совещание так называемой тройки — начальник театра, секретарь партбюро и худрук театра, меня прорабатывали. «Вы знаете, за кого выходите замуж?» — «Знаю, за Лайфа Хольма Нильсена». — «Нет, вы выходите замуж за НАТО». А я понятия тогда не имела, что это такое.

Тем, кто не жил в Советском Союзе и не познал трагических и комических сторон советского режима, подобные рассказы покажутся бредом. Но этот «бред» для некоторых был страшной явью.

— Меня буквально выгнали из театра. Раз вы сказали «а», то говорите и «б», — объяснило мне театральное и военное начальство. — То есть раз вышла замуж за иностранца, то уезжай из страны. Для меня это был шок: мой муж собирался аккредитоваться от своей фирмы в Москве, я не собиралась уходить со сцены. Плакала, переживала, но меня строго предупредили: если я не уеду, мне не дадут визу на выезд, а Лайфу — на въезд в СССР. «Так что вы никогда не увидитесь», — пообещали мне. Тогдашний худрук кричал на собрании: «Почему вы не поставили в известность начальство, что встречаетесь с иностранцем? Я вот встречаюсь с болгаркой, так сразу доложил». У меня, понимаете, этот страх до сих пор в мозжечке сидит.

 

 

— Как же дальше сложилась ваша жизнь? Уехав в Данию, вы больше так и не работали?

— Нет, в Дании это совершенно невозможно. Несмотря на то что я выучила язык, малейший акцент (а он у меня, естественно, был) — серьезное препятствие. Но я пошла преподавать: в частную школу, учила актерскому мастерству сначала на английском, а потом меня пригласили в государственную датскую театральную школу Хольберг, где я преподавала на датском.

— У вас хороший был английский? Спецшкола в Москве?

— Нет, я начала учить сама, когда Театр Армии впервые выехал на гастроли в Японию. У меня были не более чем школьные знания, но я что-то смогла переводить своим товарищам. Я тогда поняла, что без языка делать нечего, и начала учить его. Я способная к языкам, я ведь и датский по слуху выучила, читала много, муж помогал. У меня в Дании осталось много друзей.

В фильме, который на российских просторах начинает снимать папа «Крепкого орешка», Нелли Нильсен будет говорить только на английском. Роль не главная и даже не второго плана, но текста хватает: шесть монологов у ее героини — единственной свидетельницы пропавшей при загадочных обстоятельствах экспедиции на перевале Дятлова.

 

Нелли на сцене с Владимиром Зельдиным и Александром Петровым.

 

— Нелли, а как вы, живя теперь уже в Каннах, попали на картину?

— Мне позвонили с «Мосфильма» (я там в картотеке). Требовалась актриса в возрасте, хорошо владеющая английским. Прислали сценарий, а поскольку я и без того собиралась в Москву, решила, что пройду пробы — меня это ни к чему не обязывает. На роль (мою героиню зовут Аля) пробовались шесть артисток. Узнала только актрису Веселовскую — когда-то она прекрасно играла Дашу в кинотрилогии «Хождение по мукам». Была кинопроба, я шла последняя, немного забыла текст. Но после первой же пробы Харлинг при всех сказал ассистентке, что буду сниматься я. Конечно, я была приятно удивлена. Вот теперь собираюсь на съемки в Мурманск.

Видно, что актриса, давно в душе распрощавшаяся с любимым делом, счастлива. Справедливости ради стоит сказать, что она никогда не опускала руки — ни в Дании, ни позже в Гонконге, куда переехала с мужем. Там, она считает, ей крупно повезло: она поработала в репертуарном театре и даже сыграла с китайскими артистами в спектакле «Вдовствующая императрица». Правда, играла жену русского посла, говорящую на английском. Устраивала протекцию русским коллегам, и, например, Всеволод Шиловский с китайскими артистами поставил «Дядю Ваню» — переводила китайцам с русского на английский и ассистировала ему госпожа Нильсен. И с режиссером Бурдонским ставила «Вассу Железнову». Сейчас она живет в Каннах.

— Нелли, скажите, насколько реально для русского артиста найти работу за рубежом? Или закадровая озвучка — предел мечтаний?

— Это очень сложно и не востребовано. Но, скажу вам по своему опыту, если есть такая цель, если стучаться во все двери, то что-нибудь получится. Я предложила в Копенгагене свои услуги как педагога — и меня взяли. Сейчас в Каннах я открыла школу для детишек, где преподаю художественное слово и театр.

Очень хочется верить, что американо-российская картина «Случай на перевале Дятлова» станет счастливым случаем для актрисы Нелли Нильсен, она же Нелли Рачевская.

Марина Райкина, Московский комсомолец
Tеги: Россия