Алексей Попогребский: «Если сделать нарезку советских фильмов в 3D — это будет бум»

40

Алексей Попогребский — психолог по образованию — дебютировал в полнометражном кино картиной «Коктебель», созданной в тандеме с Борисом Хлебниковым. Его первый самостоятельный фильм «Простые вещи» в 2007 году собрал целый урожай наград на «Кинотавре».

Следующая картина с нестандартным названием «Как я провел этим летом» участвовала в конкурсе 60-го Берлинале в 2010 году, где была отмечена «Серебряным медведем» за актерский дуэт Сергея Пускепалиса и Григория Добрыгина, а также за операторскую работу Павла Костомарова. Сам Алексей получил награду за лучший фильм на фестивале в Лондоне, премию «Золотой орел». Проект, над которым он работает сейчас, участвовал этой зимой в рынке копродукции Роттердамского и Берлинского фестивалей. Его бюджет составляет 6 миллионов евро, что для авторского кино весьма высокий показатель.

Главной героиней станет девочка, попавшая в параллельный мир по следам своего отца. События развиваются в пределах одной комнаты. В целом сюжет держится в тайне. Сегодня многие, даже убеленные сединами мэтры, осваивают 3D-формат. Алексей Попогребский тоже решил попробовать на вкус новые технологии. Начал с короткометражки «Bloodrop», вошедшей в альманах «Эксперимент 5live». Теперь снимает полнометражные «Пропавшие комнаты».

— Вам так нравится 3D?

— Интересно попробовать. Я вот думаю, если сделать нарезку советских фильмов в 3D — это будет бум.

— А в какой стадии ваш собственный проект «Пропавшие комнаты»?

— Работаю вместе с моим английским соавтором, вернее, соавторшей. Фильм будем снимать на английском языке. Нам назвали сценаристов, которые практикуют подобную систему сотрудничества, и мы выбрали человека, имеющего большой опыт работы в качестве сценариста и сценарного консультанта. Параллельно идет превизуализация, которая дает представление о том, каким будет готовый фильм. Художники делают превизы — то, что называется предварительной работой: эскизы, наметки эффектов, прорабатывают, как все это может выглядеть. В мае, во время Каннского фестиваля, будем вновь встречаться с нашими потенциальными партнерами, показавшимися интересными во время кинорынков копродукции в Роттердаме и Берлине. Нас интересуют крупные и опытные компании. Устроим презентацию, чтобы продемонстрировать заделки англоязычного сценария.

— Вы и сами прекрасно говорите по-английски, чем может похвастать редкий наш кинематографист. Тем не менее пригласили носителя языка в соавторы. На какой стадии она к вам присоединилась?

— Она появилась в тот момент, когда уже существовал в нескольких редакциях синопсис, и на 13 страницах в лаконичном формате был прописан весь сценарий, все эпизоды, то, что в них происходит.

— А кто стоит на самом верху проекта?

— Роман Борисевич, с которым мы уже не раз работали вместе. Наш проект создается усилиями нескольких стран — Германии, Франции и России, на долю которой приходится пятьдесят процентов участия. То есть ведущая страна — Россия.

— Уже обсуждался вопрос исполнителей ролей?

— Будем выбирать, проведем кастинг. Уже подтвержден на роль британский актер Пол Беттани, известный у нас по фильмам «Догвиль», «Игры разума», «Код да Винчи». Сейчас он заканчивает съемки в Англии.

— Когда и где начнете снимать вы?

— Надеемся, съемки начнутся в 2013 году. 70–80 процентов работы пройдет в павильоне. Как только найдем самый качественный, туда и отправимся. Будем строить интересную декорацию, но и элементы компьютерной графики используем — как раз то, чем сейчас занимается наш замечательный художник в Берлине.

— Съемки пойдут сразу в 3D?

— Да, как я снимал и «Bloodrop» — двумя камерами, которые спариваются через зеркальный бокс. То есть сразу начнем работать в 3D, а не конвертироваться потом в этот формат, хотя и так многие поступают.

— Так что такое ваш фильм — авторское кино или коммерческий продукт?

— Фильм, который должен работать на самую массовую аудиторию, благодаря тому, что в основе лежит очень интересная и оригинальная история. Но никакого специального «отупления» не будет, ничего из серии «сделайте нам попроще».

— Много потребуется времени?

— Поскольку постановочно проект сложный и предстоит трудный постпродакшн, работа займет немало времени. По чисто экономическим соображениям нельзя позволить себе встать в позицию непримиримого и гордого автора: «Ах, давайте мы еще подумаем, кое-что переснимем!». Этого делать нельзя. Тогда все рухнет. Процесс будет проходить по четким индустриальным и рациональным основаниям.