Николь Кидман: «Я искала что-то грубое, опасное»

57

Под занавес Каннского фестиваля уже по старой традиции — в 19-й раз! — состоялся благотворительный аукцион amfAR. Вел его Алек Болдуин, которому удалось собрать аж 10 миллионов евро на борьбу со СПИДом.

Говорят, участие в наимоднейшем светском событии Лазурного Берега этого сезона стоило столько, что супруга некоего саудовского миллионера пожаловалась, что, мол, теперь придется покупать билет эконом-класса на самолет домой. А вот нашим нынешним и бывшим соотечественникам, среди которых были, как пишут, Юрий Шефлер, Гульнара Каримова, Александр Шустерович, — все нипочем.

В отеле du Cap-Eden-Roc, подальше от каннской суеты, аукцион собрал самых знаменитых моделей, тусовщиков и немножко кинозвезд, способных заплатить 10 тысяч евро за место за столиком на десятерых, украшенном цветами и сервированном лиможским фарфором. Дайана Крюгер в платье от Chanel, Пэрис Хилтон, Настасья Кински в нарядах от Dior бились за лот — сеанс фото у знаменитого фотографа Питера Линденберга стоимостью 120 тысяч евро. Были также Джaнет Джексон в белом платье в пол, Кирстен Данст в платье от Louis Vuitton, Ева Герцигова в Dior, Кайли Миноуг в Emilio Pucci. Борис Беккер прибыл с женой, а Алек Болдуин с Хилари Томас, которую в начале фестиваля называли подругой, а к концу стали подписывать скромно: «невеста», пустил, видимо, пыль в глаза девушке, все-таки веселая каннская жизнь кому угодно вскружит голову.

Модель Каролина Куркова и неотразимый, как всегда, Антонио Бандерас спели под караоке Bésame Mucho. Среди лотов были также: неделя отдыха у неназванного миллионера на озере близ Лугано в Швейцарии (100 000 евро, включая перелет на частном самолете и трансфер, разумеется), литография Энди Уорхола с автографом — изображение Мэрилин Монро (65 000 евро), картина Дэмьена Херста (700 000 евро), гитара Ронни Вуда из Rolling Stones, часы принца Альберта Монакского и урок тенниса с Новаком Джоковичем. Специальный лот от инфернального Карла Лагерфельда — роль в короткометражке, которую он собирается снимать (100 000 евро). И самый любопытный лот: двадцать пять черных платьев знаменитых марок (320 000 евро) от бывшего редактора французского Vogue Карин Ройтфельд.

На пляже отеля Carltоn состоялась вечеринка в честь премьеры фильма Ли Дэниелса «Газетчик». Николь Кидман, блиставшая на Круазетт всего несколько дней — как героиня двух показанных на фестивале фильмов и одном только готовящемся к съемкам, о Грейс Келли, — уплетала на этой вечеринке кексы с шоколадным муссом и каштанами. Так что никаких диет — вот секрет ее красоты. Потому что полюбоваться действительно есть чем. В картине Дэниелса, показанной в конкурсе, она сыграла весьма смелую роль, поразив всех.

«В этом не было ничего сложного. Я просто вошла на территорию своей героини, и единственное, что мне нужно было, — оставаться там, не выходя за границы и пытаясь увидеть себя со стороны» — так скромно она описала свой высокий класс перевоплощения, который сильно встряхнул каннскую публику: многие провели параллели со смелостью Шэрон Стоун в «Основном инстинкте».

О своем опыте работы с независимым режиссером Дэниелсом, знаменитом своим фильмом «Сокровище», Кидман говорила так: «Я искала что-то грубое, опасное, и тут появился Ли со своим предложением. Он сказал: „Смотри, у меня нет денег, и тебе самой придется делать себе прическу и макияж“. Так что я пошла в свою ванную, намазала себя искусственным загаром, приклеила накладные ресницы, изменила прическу при помощи накладных волос и отправила фотографию Ли. Так все и получилось».

Второй каннский фильм с ее участием — показанный вне конкурса «Хемингуэй и Гиллхорн» Филиппа Кауфмана, где она играет жену и боевую подругу писателя. Писателя играет Клайв Оуэн — ужасно потешный, с усами и в черном берете. В общем, можно смело сказать, что этот год станет для потерявшейся было в плохих фильмах Кидман вполне удачным — годом возвращения к прежней славе.