Самым неполиткорректным на ТЭФИ оказался Иван Ургант

275

Ну вот, прозвенел последний звонок, и наша «Школа злословия» уходит на летние каникулы. Нет, не та прекрасная передача на ночь глядя, которую ведут Дуня Чубайс и Татьяна Никитична. Злословие как стиль взаимоотношений телекритиков и тех прекрасных людей, которые делают телевидение.

И зачем тогда язвить, пыхтеть в тряпочку, высмеивать все на свете. Нет, праздник должен оставаться праздником, который всегда с тобой.

Ну что веселого в том, что 17-я церемония ТЭФИ («Лица») стартовала с того, что кто-то подошел к микрофону и нежно попросил: «Друзья, работников ТВ очень мало, пожалуйста, в партер. Как только партер заполнится, мы начнем. И, пожалуйста, приветствуйте, когда будут вручать». Ничего смешного на горизонте не наблюдается. Плакать хочется. Но мужчины не плачут.

Далее на сцену вышли товарищи по «Одноэтажной Америке», французскому красному вину и Первому каналу Владимир Познер и Иван Ургант. Пикантность ситуации заключалась в том, что бывший президент телеакадемии (Познер) объявлял нынешнего (Швыдкого). Надо сказать, что Владимир Владимирович сделал это с легкостью. В отличие от своего полного тезки, поправив страной ТЭФИ аж 15 лет, он без проблем ушел на вольные хлеба и никак не страдает по утраченной власти. Михаил Швыдкой зачитал приветствие президента. Нет, не свое собственное, конечно, а того президента, который... Ну, вы понимаете. Путин в исполнении Швыдкого желал сливкам телевидения новых творческих успехов, а все гадали: это он опять так стебается или по-серьезному? Учитывая новую политическую обстановку, наблюдатели даже ожидали услышать во время трансляции послания художественный свист от наиболее продвинутых академиков, но так и не дождались. Один только Владимир Познер скептически кивал, таким образом, наверное, обозначая свою небывалую оппозиционность.

 

Иван Ургант и Александр Цекало.

фото: Геннадий Черкасов

 

«Давайте жить дружно (любимое изречение кота Леопольда и Михаила Швыдкого), это уже трудно, — неслось со сцены из уст Михаила Ефимовича. — Ну так давайте жить вежливо. Радостно, серьезно и душевно». Тут в дело вступил Иван Ургант: «Вы, наверное, соскучились по церемонии, радости за других коллег, полному залу...» В зале в это время, несмотря на то что задние пересели-таки в партер, все еще сияли большие проплешины.

Далее начали награждать актеров и режиссеров в сериальных номинациях. «Какое счастье, — воскликнула победительница-исполнительница женской роли в фильме „Серафима Прекрасная“ Екатерина Порубель. — У меня так сердце бьется в груди». Как будто, завоевав наконец позолоченного «Орфея», у девушки сбылись главные эротические мечты в ее жизни.

Лучшим телевизионным художественным сериалом стало «Обручальное кольцо». Да, «Обручальное кольцо-о-о» — не простое украшение, каких-то академиков одно решение, обручальное кольцо-о-о.

В первый день церемонии, когда вручали лучшим по профессии, режиссер Александр Котт получил четыре статуэтки. Казалось бы, не все Котту масленица. Однако Котту тем не менее добавили пятую, но уже не за «Крепость», а за художественный фильм «Подсадной». Среди телевизионных художественных сериалов победил «След». Удивительно то, что этот «шедевр» оставил свой след сразу на трех каналах — Первом, 5-м и ДТВ.

Затем на церемонии наступили светлые и трогательные минуты. Певица Зара исполняла «Опустела без тебя земля», а за ней на большом экране всплывали лица замечательных людей, которых мы потеряли за последнее время. А потом вышел Константин Эрнст и сказал проникновенные точные слова про безвременно ушедшую Раису Яковлевну Беспечную, директора фонда Академии российского телевидения. «Она была мама для ТЭФИ, и совсем не беспечная. Она билась за всех нас. То, что мы еще здесь, — ее заслуга». И весь зал, конечно же, почтил память этой замечательной женщины вставанием.

В Москве объявили победителей "ТЭФИ-2011"
В Москве объявили победителей "ТЭФИ-2011" (28 фото)

И еще г-н Эрнст публично поздравил Ирену Лисневскую с юбилеем. В чем-то для него это была гражданская акция, так как г-жа Лисневская ныне финансирует очень оппозиционный журнал The New Times. Ну а так как она еще и была основательницей канала РЕН, который получил в этот вечер аж пять «Орфеев», день рождения получился на славу. Кстати, о РЕН. В который уже раз подряд № 1 в информационно-аналитическом жанре стала Марианна Максимовская персонально и ее «Неделя» в виде программы. Понятно, таким образом академики хотят намекнуть на свое свободомыслие. Но почему они забывают про соавтора этой передачи, главного ее продюсера? Если бы г-н Путин в самом начале нулевых не зачистил бы телевизионное информпространство под себя, но не оставил бы при этом маленький глоток свежего воздуха для небольшого канала РЕН, получала бы Марианна столько статуэток в одни руки? Да никогда в жизни. Так что для честности нужно было назвать самый свободолюбивый проект «Неделя с Марианной Максимовской и Владимиром Путиным», а чтобы вообще ни у кого сомнений не возникало, отправить «Орфея» на деревню дедушке по адресу: Красная площадь, Кремль.

Игры в оппозиционность продолжались, и спецприз ТЭФИ получил целый телеканал «Дождь» во главе с генеральным директором Натальей Синдеевой. А дальше уже пошла кульминация. Известные телеведующие Борис Берман и Ильдар Жандарев вручали продюсеру «Большой разницы» Руслану Сорокину премию за лучшую юмористическую программу. А тот вдруг поднял на смех тех, от которых принимал награду: «Вы, дорогие друзья, можете войти в Книгу рекордов Гиннесса, так как на вас мы сделали целых две пародии. При этом на первую вы обиделись, а на вторую... тоже обиделись». Рядом стоящая Арина Шарапова хотела было всех примирить («Не ссорьтесь, мальчики»), но было уже поздно. На сцену поднялись получатели — вездесущий Иван Ургант и Александр Цекало. «А где же Сергей Светлаков и Гарик Мартиросян? — подозрительно спросил Борис Берман. — Почему их нет, неужели это ваше слабое звено?» Все ждали, как на сей наезд отреагирует Ургант. Но он брякнул: «Пусть Саша скажет», а сам глубоко задумался. Саша выдал что-то невразумительное по поводу конкуренции, хорошей и разной. Однако г-на Бермана этот ответ категорически не устроил: «Нет, ну все-таки, где же Светлаков с Мартиросяном?» Тут Ургант выхватил у Цекало микрофон, и зал услышал то, ради чего пришел: «Борис, меня пугает ваша активность в этой номинации. Я еле сдерживаюсь, чтобы не подарить вам цветы». Телеакадемики почему-то дружно захохотали.

Кажется, эти юмористы совсем распоясались, ничего святого. Сталина на них нет. Да как они могли поднять свой язык на самую идеальную пару всех времен и народов?! Перефразируя того же вождя, «Берман и Жандарев — лучшие и талантливейшие интервьюеры нашей эпохи». Будь моя воля, я бы им дал премию, а не Познеру. И еще этот смех в зале показывает, как же трудно на нашем телевидении жить и работать умным интеллигентным людям с тонкой душевной организацией. А Берман и Жандарев, можно сказать, единственные оставшиеся интеллигенты во всем «Останкино». Не понимают их здесь.

Церемонию ТЭФИ поздно ночью транслировал Первый канал. Все думали, гадали: а что же он вырежет? Но вырезать было нечего, никто политических заявлений не делал. Телеведущий Андрей Максимов только сказал, что мы тут радуемся, а нужно бы объявлять траур, ведь наши дети сейчас сдают ЕГЭ. Александр Архангельский посоветовал телеведущим никогда в жизни не вступать ни в какие партии, а Михаил Шац, глядя на прехорошенькую актрису Марию Кожевникову, мечтательно цокнул: «Если бы все единороссы так выглядели!..» Это все, моды на неполиткорректные выкрутасы Ксении Собчак здесь как не бывало. Тем самым академики показали свою вменяемость, адекватность и, вы будете смеяться, почти что полную лояльность партии и правительству.

 

Михаил Шац и Татьяна Лазарева.

фото: Геннадий Черкасов

 

Тем не менее хотелось бы от всей души поздравить Николая Сванидзе, Владимира Познера, Александра Архангельского, всю программу «Что? Где? Когда?», Урганта и Цекало, Максимовскую, «Дождь», ну и Михал Михалыча Жванецкого, конечно, с заслуженными призами. И как сказала напоследок знаменитый диктор советского телевидения Анна Шатилова: «Хочется пожелать всем нам, нашей стране побольше хороших новостей».

А вот этого вы не дождетесь, уважаемая. Советский Союз приказал долго жить, а новая страна устроена по другим законам. Хорошие новости — это плохие новости. Поэтому сразу после окончания ТЭФИ наша «Школа злословия» объявляется открытой. Вновь и навсегда.