Медведь в России больше, чем медведь

151

Вышла книга о том, что означает наш национальный символ. «Русский медведь. История, семиотика, политика» — новая книга под редакцией Олега Рябова и Анджея де Лазари.

По форме — сборник научных статей, «первое полидисциплинарное исследование медвежьей метафоры России». А по содержанию — занимательное чтиво о том, что прячет в себе наш традиционный русский символ.

Мы-то привыкли, что наш Топтыгин — сильное, доброе, справедливое животное. А что говорит о нем Библия? Упоминаний немного, но почти все они негативные: медведь вместе с волком или львом являет собой образ опасности, нападает, уносит овец. Еще хорош эпизод с детьми, которые насмехались над лысиной пророка Елисея (4 Цар 2.23-24): из лесу вышли два медведя и растерзали 42 детей.

Медведь в народных сказках — отдельная история. Знакомые нам детские сюжеты с добрым хозяином леса, — цветочки. Настоящие легенды и поверья из глубины веков ассоциируют медведя с похищением девушек и связывают его образ с превращением девушки в женщину. В верованиях сибирских крестьян XVIII–XIXвеков медведь — часть жизни, «хозяин», «дедушка», а зачастую и «оборотень». Кроме того, медведь в случае столкновения с толпой женщин непременно бросался на беременную, «наипаче если она беременна парнем». И якобы он мог из целой сотни безошибочно определить такую женщину, даже на первой фазе беременности. А делал он это для того, чтобы в самом зародыше умертвить своего будущего врага — охотника«.

Словосочетание «русский медведь» могло появиться только за пределами России. «Изображение травли русского медведя заменяло англичанам „чучело для битья“, позволяя с помощью визуального образа выместить злобу на Россию за недружественную Британии политику». Мы найдем десятки примеров, когда на карикатуре среди представителей разных наций только французы и русские изображены в виде животных: француз — обезьяна, русский — медведь. Медвежьи атрибуты, то есть «ошейник, намордник и цепи — символы рабства — указывали либо на внешнеполитическую зависимость России от других держав, либо, что бывало реже, — на несвободу ее жителей». И вот старая французская поговорка: «Поскребите русского — и вы обнаружите казака; поскребите казака — обнаружите медведя».

 

Одна из работ на конкурсе «Россия и Швеция глазами карикатуристов» (2007 г.).

 

А что же новые времена? В конце прошлого века Запад называл медведем весь коммунистический режим — а на рисунке из латышского журнала 1991 года свинoподобный медведь говорит: «Доктор, мне кажется, что я медленно распадаюсь».

В статье о русском медведе в современной шведской прессе мы читаем: «Дело решают СМИ — все более разноцветные охотники за сенсациями. Грозный медведь „продается“ лучше, чем, например, новый российский фильм или классическая литература». Автор делает вывод: «Будучи значимым компонентом архива западного дискурса о России, медвежья метафора позволяет моментально мобилизовать все ассоциации: кровавая, варварская, отсталая, агрессивная страна». Наконец, в статье «Почему Европа боится русского медведя» Анджей де Лазари говорит: «Диктатуры закона» в России пока еще нет, но стремление к ней уже кое-где заметно. Лишь бы не оправдалось когда-нибудь, что в России «закон — тайга, прокурор — медведь».

А мы продолжаем укреплять национальный символ. Сегодня медведь в России — отлично продаваемый бренд. «Среди „медвежьих“ фирм есть рестораны и бары, парикмахерские и салоны красоты, транспортная фирма, рекламное агентство, организации, торгующие комплектующими для компьютеров, автозапчастями, сантехникой, безалкогольными напитками и т.п. Смысл наименования не имеет ничего общего с родом деятельности организаций, носящих его». А уж что касается алкоголя... Авторы приводят водочно-медвежью географию России. «На водке „Закадычная“ (Петровск-Забайкальский Читинской обл.) медведь уже поет и играет на гармони, сидя с мужиком на телеге, которая едет по деревне. На то, что зверь стал вполне своим, указывает не только его поза, но и одежда: на нем яркая цветная рубашка и штаны». Приводится цитата из статьи в питерской газете от 2008 года о том, что сразу после выдвижения кандидата в президенты Дмитрия Медведева алкогольные компании пытались зарегистрировать марки водки «Володя и медведи», «Медведка» и «Медведевка». Не удалось.

Под финал — комментарии участников опросов на тему «Символ России». Каждый выбирает для себя...

Роман, 20 лет (Иваново, русский): «Мы — медведь. Медведь сильный, но не агрессивный. Это спокойное, уверенное в себе и опасное животное. Пусть на первый взгляд он неуклюж, но в минуты опасности он превращается в хищника с недюжинной силой».

Эльвира, 21 год (Улан-Удэ, русская): «Медведь не полностью отражает наши национальные черты. Он большой, и это единственное соответствие. Но он еще злобный и грубый, не отличается умом, благородством, красотой, чистотой. Поэтому я бы предпочла, чтобы нас как страну не воспринимали как медведя».