Театр.DOC показал спектакль о Pussy Riot

62

Было бы странно, если бы Театр.DOC никоим образом не откликнулся на процесс над девчонками из Pussy Riot, которых теперь в отличие от многих наших медийных лиц знает весь мир. Но пьесы нет и не будет, спектакля — соответственно, тоже.

Свидетельский театр показания не тиражирует. С подробностями о сценическом воплощении самого громкого трагифарса России-2012 — обозреватель «МК».

В подвале актуального театра, что в Трехпрудном переулке, в понедельник вечером аншлаг: люди набились послушать адвокатов панк-группы, журналистов, свидетелей и посмотреть игру актеров, точнее актрис. От громких заявлений руководство театра воздерживается, дабы избежать спекуляций. Как стало мне известно, еще не завершилось дело, еще не был оглашен приговор, а в подвал к Михаилу Угарову и Елене Греминой пачками потащили пьесы. Их добросовестно прочитали и пришли к выводу, что авторы в основном стремятся к самопиару за счет, по сути, несчастных, попавших в беду, хоть и по доброй воле, девушек, молодых матерей.

Как говорит режиссер Варвара Фаэр, поставившая в Dok громкий спектакль-импровиз «БерлусПутин», свидетельский театр существует всего один раз. Разыгрывать действие про Pussy Riot постоянно и зарабатывать на этом — не честно.

— Идут сплошные спекуляции, появились с концертами группы Pussy Riot, и билеты на их концерты продаются по бешеным ценам. А продюсер Чильянц в Фейсбуке захлебывается от восторга, что уже сочинил историю про бедных девочек — они якобы бегут из колонии, но потом возвращаются, потому что не хотят покидать Россию. Стыдно!

Известны имена актрис, которые готовы представить участников этого позорного для страны процесса, — Оксана Мысина, Татьяна Догилева, Евдокия Германова.

Накануне я связалась с Евдокией Германовой.

— Дуся, это действительно правда, что ты готова участвовать в будущем спектакле на тему Pussy Riot?

Да, но сразу хочу сказать, что я не намерена участвовать ни в каких политических разборках. Я не буду разбираться на сцене, кто прав, кто виноват. Я актриса, моя задача изучение и показ психотипа человеческого поведения. Исследование вранья, лжи, боли, из которой часто получается трагедия. Это моя стезя, моя профессия, моя территория любви.

— Понятно, что актеры сами не выбирают роли, их назначает режиссер. Но кого бы из героев ты хотела бы сыграть?

— Но не девушек, точно — я тут по возрасту не гожусь. Я мечтаю сыграть судью Марину Сырову — этот тип мне очень интересен. Если ты помнишь, у меня в «Психе» («Псих» — давний спектакль «Табакерки» режиссера Андрея Житинкина. — М.Р.) был похожий персонаж. Врач, которая компенсировала на больных свои личные комплексы и неудачи. Но в любом случае я буду ее любить и защищать, как любого своего героя.

— Но у тебя есть своя позиция, свое мнение, которое ты можешь благодаря профессии транслировать со сцены.

— Мнение, безусловно, есть, но именно профессия не дает мне права переходить границу, нарушать территорию. Я не могу позволить себе ненавидеть, презирать, оскорблять — этих глаголов у актеров нет и не должно быть.

— Я абсолютно разделяю твою точку зрения, как и мнение режиссера Александра Сокурова: художникам не надо ходить в политику, это опасно и губительно для них.

— Я вижу, как хорошие актрисы меняются, когда они вступают на территорию политики. Опасно, когда надо принимать чью-то сторону. Я знаю, что я не должна своей работой кому-то навредить. В данном случае — трем девушкам из Pussy Riot. Я уверена, им сейчас очень плохо, они в тюрьме, им дали по два года...