Ирина Безрукова будет комментировать спектакли для слепых

402

В начале сентября в России пройдет уникальное событие — первый в стране спектакль с тифлокомментированием. В качестве тифлокомментатора выступит актриса Ирина Безрукова.

Находясь в специальной кабинке, уже установленной в Губернском театре (бывший областной в Кузьминках), она прокомментирует спектакль «Пушкин» для тех, кто не видит. Хотя сам спектакль — не специальная акция для слепых. Что это за профессия и почему ею овладела известная актриса, первыми узнали журналисты «МК».

Все знают, что такое сурдоперевод для глухих людей, а что такое тифлокомментирование и откуда взялось это непривычное для русского слуха слово, известно лишь узкому кругу специалистов. Этим вопросом в полной мере владеет разработчик концепции тифлокомментирования в России Сергей Ваньшин.

— Тифлокомментирование — это словесное описание для незрячих людей. Ведь с потерей зрения человек утрачивает от 70 до 90% информации об окружающем мире, — рассказывает «МК» Сергей Николаевич. — Тогда он пытается восполнить недостающую информацию за счет компенсаторных чувств — это слух, обоняние, они дают 10–30% информации. Главное в таком «комментарии» то, что это не перевод, а восполнение для незрячих информации, отраженной в кино, на телевидении, в театре, на схеме или картине, посредством словесного описания. Тифлокомментарий может быть не только устным, но и письменным.

Из истории тифлокомментирования: Прообразом его стали комментарии футбольных матчей и спортивных мероприятий: скажем, футболист бежит к воротам противника, а комментатор рассказывает, как тот это делает: «мяч переходит на левый фланг, на правый… ай-яй-яй... штанга!!!» В 70-е годы в России возникла идея выпустить фонограммы кинофильмов, снабженные дополнительными пояснениями для слепых, и уже в 1978-м в кинотеатре «Буревестник» прошли первые киносеансы с тифлокомментарием — все сидящие в кинозалах слепые могли через наушники слышать комментарий двухсерийной исторической мелодрамы «Клеопатра». В конце 80-х провели еще несколько опытов, но в перестройку забросили. В США же тифлокомментарий впервые запустили только в 1981-м в одном из театров Вашингтона. Позже к разработке концепции для слепых подключилась Европа, Япония и Китай. Сейчас в Германии 20% фильмов выходят с тифлокомментарием.

— Сергей Николаевич, как готовят к этой профессии?

— Мы специальный тест проводим. Выпустили уже две группы, во второй, кстати, была Ирина Безрукова. Вообще, есть учебная программа, которая дает навык, как формировать и подавать информацию. Человек должен быть тактичным, лаконичным. Но и слишком мало слов нехорошо — картина получается неполной. В первой нашей группе было много часов уделено постановке дыхания, дикции. А во второй занимались профессиональные актрисы, а у них эти навыки уже есть, и голоса поставлены, и речь. Ирина, например, очень добросовестно и быстро все освоила и вместе с еще одной девочкой сдала программу сразу и на высший балл.

Мы дозвонились Ирине Безруковой. Вместе с супругом сейчас она находится в Каннах, на фестивале российского искусства.

— Ира, привет. Почему ты решила заняться тифлокомментированием?

— Я впервые услышала об этой уникальной профессии от Дианы Гурцкой. И она мне объяснила, что это не сурдоперевод для слабовидящих людей. Мы сделали фильм «Реальная сказка» — я в ней не участвовала, но наблюдала, как происходит тифлокомментирование. Это тончайшая работа, миллион нюансов.

— Сколько ушло времени на освоение профессии?

— В общей сложности два летних месяца, хотя в дипломе написано количество часов. Занимались я и еще четыре московские актрисы — две из Сережиного театра (Губернский театр под руководством Безрукова. — М.Р.) и две из других театров.

— Трудно представить, как зрячие люди учат зрячих работать для незрячих. Какие особенности, секреты?

— Нас обучали как зрячие, так и незрячие. Но мы не представляли, с чем столкнемся. Например, комментатор не должен говорить «мы видим»: ведь мы работаем с незрячими. Во время практики одна актриса сказала: «Загорелся светильник», когда на сцене включили лампочку. Преподаватель спросил: «Вы хотите сказать, что пожар начался на сцене?» В общем, все нюансы нужно учитывать при подготовке комментариев.

— Кстати, какой тайминг подготовки?

— Очень большой. Например, на один час комментария уходит целый месяц. Это как в кино — смотрится быстро, а готовится долго.

— Чем отличается тифлокомментарий от, скажем, комментирования футбольных матчей?

— С одной стороны, похоже: ведется живьем, нужна быстрота реакции, крепкая психика. Но если спортивный комментатор что видит, то поет, то тифлокомментатор должен работать только в определенные моменты. Нельзя говорить во время диалогов, монологов. Он должен рассчитать свои шаги как по линейке: что-то сказать до, что-то после. Главное, чтобы у человека незрячего сложился полный образ того, что он, к сожалению, не видит. Это очень тонкая работа.

— Как такая работа оплачивается?

— Существуют определенные расценки по двум статьям — подготовка комментариев и само комментирование. Оплата почасовая.

— Ты уже имела практику?

— Нет. Мой дебют состоится 6 сентября, на спектакле «Пушкин». Спектакль идет 3,5 часа. Я буду работать одна, но придут все четыре актрисы, с которыми мы вместе учились. После мы сделаем разбор полетов. Самое главное — «Пушкин» не специальная акция для незрячих. Придет обычная публика, просто среди зрителей будут незрячие люди. Но тифлокомментарии никому никогда не мешают.

Марина Райкина, Ольга Жаданова, Московский Комсомолец
Tеги: Россия