Желание Достоевского не осталось неисполненным

71

Вы никогда не задумывались о том, как персонажи романов Достоевского могли бы обрести физический облик, и не ожидали встретить сцену из романа Фёдора Михайловича на художественной выставке?

26 марта в Галерее «Эксен» откроется выставка по мотивам романов Достоевского, созданная скульптором Чагдашем Эрчеликом, которому принадлежит также скульптура Узун Ихсан Эфенди из произведений Ихсана Октая Анара. В романе «Идиот» Достоевский устами главного героя передаёт свое завещание одной художнице. Она спросила у князя Мышкина, в каком состоянии нужно изображать человека, и попросила придумать ей сюжет картины. Тогда князь рассказывает о своём друге, который был осужден на смертную казнь и помилован прямо перед виселицей. Он просит её изобразить выражение глаз этого человека в тот самый момент. Этим помилованным осужденным был сам Достоевский!

Творчество Чагдаша Эрчелика неразрывно связано с литературой. Прочитанные книги, любимые писатели — вот его основной источник вдохновения. Ранее он обращался к волшебному миру Узуна Ихсана Эфенди — главного героя романа «Атлас туманных континентов»; затем на выставке «Дерсаадет» (одно из названий Стамбула) он собрал вместе персонажей из произведений таких мастеров турецкой литературы, как Саит Фаик, Назым Хикмет, Яхья Кемаль и Орхан Вели. А теперь Эрчелик погружен в мир персонажей Достоевского.

«Несколько лет назад, когда я читал повесть «Записки из подполья», мне сразу захотелось создать что-нибудь по этому произведению», — рассказывает Эрчелик. Поначалу он не ставил целью создание выставки. Однако когда Эрчелик с головой погрузился в мир Достоевского, начал ежедневно создавать эскизы и рисунки, он решил: «Почему бы не сделать из этого выставку?» Таким образом, первой скульптурой ещё незавершенной экспозиции Эрчелика стал безымянный герой повести «Записки из подполья». Этот персонаж мечется по своей комнате, воображая различные варианты того, как он проучит человека, толкнувшего его плечом на улице, когда встретит его снова. «Я не видел ни одного писателя до Достоевского, который рассматривал бы такое состояние человека», — отмечает Эрчелик. Возможно, именно поэтому людей так завораживает эта повесть, считает он. В этом же произведении один из героев говорит: «Тогда было ещё одно обстоятельство, печалившее меня: я ни на кого не походил, как и никто не походил на меня». Эрчелик считает, что герои Достоевского имеют много общего с жителями Турции. «И трудности, с которыми сталкиваются оба народа, очень схожи. Обе нации пытаются быть европейцами, но у них это не выходит. И те и другие одновременно восхищаются Западом и ненавидят его. Этот герой подавлен, и в то же время погружен в напряженные размышления. И вот этот безымянный герой «Записок из подполья» словно проник в турецкую литературу и гуляет по нашим романам…», — говорит Эрчелик.

В своих произведениях Достоевский, как правило, создавал сцены, в которых многое оставалось дополнить воображению читателя. К примеру, он изобразил не тот момент, когда Раскольников убивал старуху-процентщицу, а момент, когда он вернулся в комнату после совершения преступления. Таким образом, вместо того чтобы сделать акцент на сцене убийства, автор оставляет пространство воображению читателя. По словам Эрчелика, работать с персонажами этой повести с одной стороны удобно, с другой – трудно. Удобно тем, что можно творить свободно, опираясь на силу собственного воображения. Неудобно же тем, что у каждого прочитавшего это произведение сформировался в голове свой собственный облик персонажа, и если образ, созданный Эрчеликом, с ним не совпадает, человек может остаться недоволен.

Восемь скульптур, изготовленных Чагдашем Эрчеликом к настоящему времени, изображают героев «Преступления и наказания», «Идиота», «Игрока», «Братьев Карамазовых» и «Записок из подполья».

В процессе изготовления находится также скульптура, посвященная джиннам. Всего же на выставке кроме работ, посвященных творчеству Достоевского, будет около 20 других скульптур и около 20 рисунков. Сюрпризом выставки станет та самая картина, о которой говорил князь Мышкин.