«Евровидение-2014»: Толмачевых поддержали, Россию освистали

13598

Результаты первого полуфинала конкурса песни «Евровидение-2014», прошедшего в ночь на среду в Копенгагене, вышли почти предсказуемыми.

Победили те, кого наблюдатели и эксперты ожидали увидеть в «команде мечты» на «забег» в еврофинале 10 мая, включая сестер Толмачевых, оправдали ожидания — и Украина (Мария Яремчук с песней Tick-Tock), и Швеция (Санна Нильсен/Undo), вполне подтвердившая свои претензии на победу в финале, и Венгрия (Андраш Калай Сондерс/Running), и Армения (Арам MP3/Not Alone), и Азербайджан (Диляра Казимова/Start a Fire), и Нидерланды (дуэт The Common Linnets с изящной кантри-роковой балладой Calm After the Storm).

«Евровидение-2014»: Толмачевых поддержали, Россию освистали фото: Артур Гаспарян Разумеется, сердца российской делегации занимали сестры Толмачевы. Волновались и они, и за них страшно. После напряженных репетиций и тренировок «наши ангелочки» (по определению композитора песни Shine и наставника Филиппа Киркорова) превратились на сцене арены B&W Hallerne из трогательно-воздушных детишек-близняшек в уверенных в себе красивых и молодых девушек с напористой энергетикой, твердым и уверенным взглядом артисток, уже как бы прошедших огонь, воду и медные трубы шоу-бизнеса. Рука и уроки мастера Фила!

Тем временем на самом Филиппе, наблюдавшем из «грин-рума» за выступлением подопечных, не было лица. Он хватался то за сердце, то за голову, то за все сразу, и казалось, вот-вот маэстро хватит удар. Переживал! И было из-за чего. Политическая подоплека на «внеполитическом» конкурсе песни была, конечно, всем очевидна, и отношение людей к стране, под флагом которой выступают артисты, в зависимости от ее международной репутации всегда имело место. Учитывая, что с репутацией России в Европе сейчас есть проблема, несчастные сестренки могли оказаться, извините, козами отпущения. Но публика, надо сказать, очень грамотно «развела понятия».

Романтический номер на качелях прекрасно спевших Маши и Насти зал принял вполне доброжелательной овацией, телезрители и жюри тоже проголосовали, как оказалось, вполне позитивно. Но в конце шоу, когда объявлялись страны, квалифицированные в финал, радостный крик ведущих концерта: «Russia!» — потонул в вязком и громком неодобрительном гуле публики. В эфире этого почти не было слышно, но ощущения в зале были почти апокалиптическими — жуть, да и только. На групповой пресс-конференции со всеми финалистами первого тура, где принято задавать каждому из участников по одному вопросу от национальной и международной прессы, нашим артисткам не задал вопрос ни один иностранный журналист, и это смахивало на молчаливый бойкот. Однако словам сестренок: «Мы всех вас очень любим!» — сочувственно аплодировали. И Толмачевы с милыми и непосредственными улыбками на своих ангельских личиках продолжали мастерски держать удар: «Каждый сюда приехал за победой, и мы тоже хотим занять почетное место».

На понятном контрасте посланница Украины Мария Яремчук принималась и на концерте, и на пресс-конференции с сознательно акцентированным восторгом и поддержкой на грани экзальтации — одновременно и как героиня ивента, и как жертва трагических обстоятельств на ее родине. С обеими ролями артистка отлично справилась. Шикарная красавица и прелестная певица с филигранно спетым, актерски отыгранным и почти гениальным в своей креативной простоте номером Tick-Tock, где была «белка в колесе», сумела подать, пожалуй, одну из самых убедительных и ярких заявок на победу в конкурсе. При этом роль жертвы, свалившуюся на нее в силу обстоятельств, пронесла с безупречными достоинством и сдержанностью. На ожидаемый вопрос шведского журналиста: «Насколько важно для вас было пробиться в финал в контексте ситуации на Украине и в Крыму?» — и желавшего, видимо, услышать в ответ громкие и обличительные политические декларации, Мария с кроткой улыбкой молвила, что горда быть украинкой, что не одна на сцене, а «со мной 46 миллионов украинцев за моей спиной», что сейчас — самое время вспомнить о том, что есть «много вещей, гораздо более важных, чем политика», а «Евровидение» — лучшее место, чтобы объединить людей». Короткая и мудрая речь, разумеется, не могла не потонуть в оглушительной овации.

На групповом фото сестры Толмачевы и Мария Яремчук с флагами своих стран оказались рядом, и получилось так, что стали центром всей композиции. Символичная случайность с массой подтекстов, которые можно разминать до посинения.

Тем временем еще не успели прозвучать финальные фанфары первого тура, а за кулисами началась беготня и суета из-за выложенных в соцсетях фрагментов телетрансляции на Украине, где начало номера сестер Толмачевых на несколько секунд прервалось изображением телевизионной сетки. Говорят, в Москве из-за этой «гнусной провокации» уже успел даже побуянить Жириновский. Здесь же сперва никто ничего не понял, ходили слухи, что вырезали весь номер, глава нашей делегации задала вопрос главе украинцев, тот в ответ неподдельно удивился: «Мы же не сумасшедшие, чтобы себя на три года лишить участия в конкурсе!» Потому что будет дисквалификация — если действительно вырезали номер. У нас же тоже какое-то «родительское собрание» хочет вырезать из грядущей трансляции Кончиту Вурст. И если, конечно, все начнут вырезать то одно, то другое по своему усмотрению, то «Евросонг» крякнется в тартарары. Поэтому есть жесткие правила, регламент и кары в случае вопиющих нарушений. Будет ли теперь признана «вопиющим нарушением» пауза в несколько секунд во время трансляции номера России, была ли это провокация или просто потеря сигнала, и вообще «был ли мальчик», никому сейчас доподлинно не известно, официальных реакций или разъяснений от руководства конкурса еще не поступало, и по большому счету вся эта история похожа на бурю в стакане воды. Так и хочется напомнить сценку из какой-то революционной драмы: «Артистов, женщин и детей не трогать!».

Между тем, пока артисты выкладывались из последнего, пробиваясь через сито полуфинала, по «Евровидению» прокатилась веселой колбасой Верка Сердючка — настоящая икона в истории конкурса. Ее появление грозило лишить всех других участников, кроме разве что бородатой Кончиты Вурст, остатков внимания. Верку тут же обступили со всех сторон журналисты, еврофаны, пока она громко тусила в пресс-центре. Легендарная украинская drug-queen под ручку со своей вечной спутницей «мамой», конечно, юморила и важничала как могла. Истинную причину своего появления тщательно скрывала, и все подумали сперва, что она прибыла с «миротворческой» миссией, чтобы поддержать своих. Она, однако, пояснила, что поддерживает артистов «не по паспорту, а по творчеству», и ей не важно, кто из какой страны. Главное, чтобы человек и артист были хорошими. А Яремчук и сестер Толмачевых чисто по-женски, охая и ахая, конечно, пожалела — мол, тяжело им, бедняжкам, когда долбают политикой и «гадости всякие говорят». Закончив с «миротворчеством», Верка включила наконец ожидаемую в данном контексте «женскую ревность» и несколько раз рассказала заготовленную, видимо, заранее байку про то, как живет «через стенку» с Кончитой Вурст и все время орет ей через форточку: «Кончита, кончай!» — когда та распевается. «Бедняжке даже некогда побриться, так занята репетициями», — ерничала Сердючка. Кончита, которой доброжелатели тут же донесли «хохмы хохлушки», просила передать коллеге, что «женщина с бородой — это тренд нового времени, и Сердючке самой, если она хочет оставаться актуальной, надо бы отпустить бороду». Однако пока две транс-дивы — прошлого и настоящего — еще не встретились и не порадовали публику срыванием звезд с головы и выдиранием волосенок из бороденок.

Верку же на самом деле привезли на «Евровидение», чтобы объявить в одной из рекламных пауз во время трансляции первого полуфинала о Книге рекордов «Евровидения», куда она попала в номинации «Самая серебряная» за свой костюм на конкурсном выступлении в Хельсинки в 2007 г. В итоге ликующую Сердючку камера выхватила из толпы на пару секунд во время рекламной паузы, но это было даже короче, чем «отключение» сестер Толмачевых из украинской телетрансляции.

Из тех, кого увидеть (прорвавшимися в финал) не ожидали, или ожидали, но не очень, главный сюрприз преподнесла группа из Исландии Pollaponk, чей заводной и эксцентричный номер в стиле школьного утренника удачно попал в настроение публики, и та с большой радостью отдала голоса развеселой группе, в составе которой — два настоящих школьных учителя и целый член исландского парламента, совмещающий служение народу забавами в собственной рок-группе Dr.Spock (Оттар Проппе). Самодеятельный междусобойчик, однако, грамотно цементировал профессиональный американский музыкант Джон Грант, уже снискавший своим творчеством признание публики и критики, включая несколько британских музыкальных наград за альбом Queen of Denmark 2010 г.

Совершенно щенячий восторг у журналистов и фанатов вызвала певица из княжества Сан-Марино Валентина Монетта. Она стала своего рода талисманом конкурса. Два предыдущих раза подряд отчаянно, но безуспешно прорывалась в финал — и наконец прорвалась. «Как бабочка, которая вылупилась из кокона и полетела на крыльях», — умилялась одна итальянская журналистка на пресс-конференции. То, что поет и делает синьора Монетта, было модно на эстраде в 60-е и 70-е, но у нее получается не модный ныне пин-ап с аллюзией в прошлое, а просто старомодная инсталляция. Но она так трогательна! И вполне может стать доброй традицией конкурса на все будущие годы. Сан-Марино — княжество маленькое, артистов там кот наплакал, и, как пошутила ведущая пресс-конференции, глядя на группу из десяти человек с флагами: «Кажется, здесь собралось все Сан-Марино».

Между тем неудобства, порожденные «выселением» «Евровидения» на заброшенную судоверфь, и обмороки особенно впечатлительных от обшарпанной внешности строения, когда его видишь снаружи, исчезли, как только включился свет и началось действо. Сцена, напоминающая нос корабля (это же — верфь, да и Дания — у моря!), умопомрачительные спецэффекты, которые буквально «взрывают» гигантский стальной куб, напичканный сотнями жидких кристаллов и светодиодами, превратили нынешнее «Евровидение», пожалуй, не только в самое технологичное за всю историю, но и в самое роскошное. Как бы ни удивительно это было видеть…

В четверг на столь шикарной сцене определится вторая десятка финалистов, и виды на «евроурожай» нынешнего сезона приобретут уже более конкретные, хотя пока и не очень предсказуемые очертания.

Артур Гаспарян, Московский Комсомолец