Эдуард Мудрик: «Яшин отдавал рыбу нам, защитникам»

13

«...На штангах расцветают розы лишь для такого вратаря!» — это написал про него Евгений Евтушенко.

А Владимир Высоцкий посвятил ему эти стихи: «Да, сегодня я в ударе, не иначе — надрываются в восторге москвичи, я спокойно прерываю передачи и вытаскиваю мертвые мячи...» Да, в эту среду, 22 октября, величайшему футбольному вратарю в истории Льву Яшину исполнилось бы 85 лет — дата, которая, как мне кажется, могла бы отмечаться в нашей стране, не избалованной звездами игры номер один, и пошире. Но уж что есть, то есть. «МК», во всяком случае, в стороне не остался — и пообщался с одним из лучших друзей Льва Ивановича по московскому «Динамо» Эдуардом Мудриком.

Эдуард Мудрик: «Яшин отдавал рыбу нам, защитникам» фото: Михаил Ковалев — Эдуард Николаевич, каким было ваше знакомство с великим Яшиным?

— О, это интересная история. Дело в том, что Лев Иванович уже тогда был великим (хотя в те времена мы и не использовали по отношению к нему это слово) голкипером, а я — благо на 10 лет моложе! — мальчишкой подавал мячи динамовцам. Наша семья жила тогда в доме, расположенном на динамовском стрельбище в Мытищах, где и готовились к матчам футболисты. Там было отличное поле, засеянное, кстати, травой, привезенной в 1945 году из Великобритании после легендарного турне. А ухаживали за этим полем в том числе и немецкие военнопленные.

Так вот: особым форсом у нас, стоявших за воротами пацанов, считалось намертво поймать мяч, пущенный мимо ворот кем-то из игроков, и вернуть его в поле. И однажды я, выбивая вот так, попал... прямо в затылок Яшину. Я замер от страха и стыда, пока возмущенный Лев Иванович поворачивался ко мне. Но, наверное, столько ужаса он в моих глазах увидел, что вдруг улыбнулся — и, ничего не сказав, продолжил отбивать и ловить мячи. И эта улыбка, верите ли, до сих пор у меня перед глазами.

— А когда вы играли в защите московского «Динамо», случалось от вратаря Яшина на орехи получать?

— Знаете, Лев Иванович, всегда нас, защитников, извините за каламбур, защищал. Даже когда ловил возле нашей базы рыбу (а он, наверняка вы в курсе, рыбак был первостатейный), а потом отдавал улов на кухню — чтобы пожарили, то всегда следил за тем, чтобы в первую очередь накормили наш стол — игроков обороны. Хотя другой на его месте, возможно, предоставил бы возможность полакомиться рыбкой тренерам или другому начальству! Более того: когда я, совсем еще молодой, в матче с ростовским СКА отправил мяч через вышедшего вперед Яшина в собственные ворота, то затем на разборе игры Лев Иванович взял вину на себя. Сказал — это он не крикнул Мудрику про то, что вышел из ворот. Хотя, казалось бы, вратарь с таким статусом легко мог бы свалить все на юнца. Кто бы стал там разбираться: кричал он или не кричал? Вот это мне тоже навсегда в память врезалось.

— У Яшина, как, собственно, у любого живого человека, тоже случались ошибки — и казнили его за них немилосердно. Чего стоит только чемпионат мира-1962, после которого ему и письма с угрозами приходили, говорят, и камни в окна кидали. В общем, критика в отношении Игоря Акинфеева после бразильского мундиаля-2014 — жалкие цветочки по сравнению с той кампанией...

— Да, тогда ситуация усугублялась тем, что болельщики, не видевшие матчи сборной СССР по телевидению, верили на слово журналистам. А некоторые из них, в футболе разбиравшиеся, прямо скажем, слабо, решили сделать козлом отпущения именно Льва Ивановича. Травля действительно началась страшная.

Мы в «Динамо» тогда собрались и решили: пускай Яшин отдохнет столько, сколько сам посчитает нужным, давить не будем. И он, отдыхая от игр, жил обычной жизнью команды. И при этом, конечно, постоянно пропадал на рыбалке. И уже буквально в следующем сезоне вновь заиграл великолепно. Именно в том 1963-м мы с «Динамо» выиграли чемпионат СССР с минимумом пропущенных мячей, а сам он провел исторический матч в Англии против родоначальников футбола в составе сборной мира, а затем получил «Золотой мяч», став первым и единственным голкипером в истории на данный момент, награжденным призом лучшему футболисту года!

...Конечно, в среду мы соберемся на Ваганьковском кладбище, чтобы почтить память легендарного вратаря. Будет и его жена Валентина Тимофеевна, и президент Фонда социальной защищенности спортсменов имени Яшина Геннадий Венглинский, который ежегодно проводит турнир памяти Льва Ивановича, а также множество других соревнований ветеранов (спасибо, что не забывает нас!), и мы — те, кто выходил с ним на поле бок о бок. И вновь будем говорить о нем, и прозвучит еще много историй наподобие тех, что я вам поведал. Потому что о Яшине можно говорить бесконечно — такой это был великий не только вратарь, но и человек.

Кто такой Лев Яшин?

Родился 22 октября 1929 года в Москве. Умер 20 марта 1990 года тоже в Москве. Похоронен на Ваганьковском кладбище.

Легендарный советский футболист, вратарь, олимпийский чемпион-1956 года и чемпион Европы-1960. 5-кратный чемпион СССР. Заслуженный мастер спорта. Герой Социалистического Труда.

Всю карьеру провел в московском «Динамо» (1950–1970 гг.).

Лучший вратарь XX века по версиям Международной федерации футбола (ФИФА), авторитетных журналов World Soccer и France Football.

Алексей Лебедев, Московский Комсомолец
Tеги: Россия