Триумф во Франции: впервые за 40 лет конкурс скрипачей выиграл россиянин

14

...В понедельник мир узнал о новом обладателе «первого скрипичного Гран-при» легендарного парижского конкурса Лонг-Тибо-Креспен. Им впервые с 1975 года (с победы Александра Брусиловского) стал россиянин — 27-летний Айлен Притчин. Обаятельного Айлена уже прекрасно знают по России-матушке, причем, на днях он поедет с ранее запланированными концертами в Тюмень и Екатеринбург; как повезло тамошней публике — приглашали просто известного солиста, а выступит пред ними практически голливудская звезда от высокой музыки, ибо авторитет Лонг-Тибо-Креспен очень весом в мире.

Первым делом, разумеется звоним Айлену — он только что вернулся в Москву, конечно, жутко устал, а телефон его буквально разрывается от предложений телевизионщиков, жаждущих срочно взять интервью:

— Лично для вас, Айлен, это была колоссальная нервная встряска?

— Пожалуй, да, ведь особенностью этого смотра является невероятно сложная программа, причем, играемая в очень короткий промежуток времени — день за днем. Так что напряжение очень большое для всех.

— Хотя бы спали по ночам?

— Отдыхать в привычном понимании, конечно, не удавалось, потому что все время приходилось держать себя в очень собранном, концентрированном состоянии. Естественно, у меня есть какой-то опыт участия в конкурсах (например, выиграл конкурс им. Венявского в Познани), умею быстро «собирать голову», но, тем не менее, это Лонг-Тибо стал очень непростым испытанием.

— На последнем туре вы играли сложную пьесу «Анти-Танго» Ришара Дюбюньона, написанную специально к конкурсу, причем, вы — единственный, кто исполнил ее наизусть...

— Организаторы загодя выслали ноты пьесы всем участникам, другое дело, что параллельно подготовке к французскому смотру у меня шла насыщенная концертная деятельность, и я не учил месяцами только эту вещь Дюбюньона. Но сыграл наизусть, хотя произведение сложное, особенно в контексте всей программы.

— Обычно спрашивают — «как изменится ваша жизнь после»: у вас станет больше концертов?

— Да, я надеюсь, ведь конкурс Лонг-Тибо-Креспен заинтересован в продвижении своих лауреатов. И будет ряд запланированных концертов.

— Айлен, болезненный вопрос: будете этим летом участвовать на конкурсе Чайковского (на прошлом КЧ в 2011-м вы взяли лишь спецприз жюри)?

— Ой, я бы не хотел об этом говорить...

— Ну вы выиграли Лонг-Тибо-Креспен, который может даже превосходить скрипичную часть Чайковского...

— Я бы не стал сравнивать эти конкурсы, и говорить какой сложнее, или какой главнее. Каждый из них имеет свои специфические особенности... Конкурс Тибо (а Жак Тибо — это прославленный французский скрипач) — престижный старый конкурс, среди лауреатов которого были очень неплохие музыканты (для справки отметим, что этот смотр был основан в 1943 году пианисткой Маргерит Лонг и скрипачом Жаком Тибо, то есть соревновались там, чередуясь каждый год, скрипачи и пианисты, и лишь позже к ним добавились вокалисты, а к названию приставили фамилию оперной певицы Режин Креспен, — Я.С.).

— Когда вас услышат наши слушатели и где?

— Сейчас еду в Тюмень и Екатеринбург, потом — Рязань, Томск, Чита, Кисловодск. А в Москве ближайший концерт 18 января и 1 февраля — оба в Рахманиновском зале.

...Планка Лонг-Тибо-Креспен в этом году была поднята, как никогда, высоко, — для финальной части были отобраны 43 скрипача из 151-го, причем, ребята представляли 18 стран мира. Одним из членов жюри был легендарный педагог Эдуард Грач (Айлен — его ученик по Московской консерватории), но ни о какой протекции, понятно, и речи не могло идти — маэстро Грач за Айлена даже не голосовал.

— Эдуард Давидович, насколько убедительна была победа вашего ученика?

— Ну, если процедура голосования заняла всего 10 минут, значит, каких-то больших разногласий по поводу первого места у членов жюри не было, иначе в 10 минут бы не уложились. А уровень в целом очень солидный — были прекрасные скрипачи из Японии, Южной Кореи, Германии, Франции... но далеко не каждый из них мог справиться со столь сложной программой, исполненной подряд за четыре дня. Причем, программой обязательной для всех — без выбора. Первый тур играли полчаса (в том числе — труднейший Каприс Паганини №4, он самый сложный из всех 24-х), здесь участники демонстрировали свою школу; на втором уже выступали по 45 минут и надо было проявить невероятную виртуозность и выдержанность, исполняя сложнейшие Рондо Шуберта и Третью сонату Брамса, являющиеся краеугольными камнями для музыкантов. И буквально на следующий день, пятеро отобранных, играли час чистой музыки!

— Для вас участие на Лонг-Тибо в качестве члена жюри — совершенно особая история....

— Да, я впервые приехал на этот конкурс с тех пор, как получил на нем один из Гран-при в 1955 году. Невероятная ностальгия сидеть в зале Гаво, но... в жюри. И вот мой ученик берет Первый Гран-при! Я так счастлив. У Айлена был огромнейший успех, зал просто разрывался на части. Победил безоговорочно (плюс денежная премия — 25 000 евро, плюс 3000 за виртуозное исполнение современного произведения). И это уверенная победа нашей скрипичной школы.

— То есть, Айлена можно назвать сегодня одним из лучших скрипачей мира?

— Мы обычно стесняемся столь громких титулов, но в данном случае стесняться ни к чему. Айлен уже закончил у меня аспирантуру и является моим ассистентом на кафедре... до этого — учился в спецшколе при Петербургской консерватории, потом приехал в Москву и с первого курса учился у меня. Молодец!

Ян Смирницкий, Московский Комсомолец