«Франкофония» Сокурова представит Россию в Венеции

22

Объявлена программа 72-го Венецианского международного кинофестиваля. В главном конкурсе участвует фильм Александра Сокурова «Франкофония», созданный усилиями трех стран — Франции, Германии, Нидерландов.

Он рассказывает о спасении сокровищ Лувра в годы Второй Мировой войны. Фильм Сокурова «Фауст» в 2011 году уже завоевал в Венеции главную награду -«Золотого льва». Жюри нынешнего киносмотра возглавит режиссер мексиканского происхождения, работающий в Голливуде, получивший несколько «Оскаров» за «Гравитацию», Альфонсо Куарон.

Откроется фестиваль основанным на реальных событиях фильмом «Эверест» исландского режиссера Бальтасара Кормакура. Одним из его героев стал русский альпинист Анатолий Букреев. В ретроспективной программе «Венецианская классика» участвует «Александр Невский» Сергея Эйзенштейна, отреставрированный «Мосфильмом».

Мы позвонили в Санкт-Петербург Александру Сокурову.

-У вас, наверное, телефон разрывается?

-А что случилось?

-Официально объявлено, что ваша картина участвует в конкурсе Венеции. В числе производителей указано три страны, и России там нет.

-Россия не является производителем. Есть только русский режиссер и автор сценария, а также композитор Мурат Кабардоков. И все. А деньги, усилия, организация, продюсеры - это все обеспечено французами, немцами и голландцами.

-Для вас имеет значение, кто председатель жюри?

-Мне это абсолютно все равно. Важно, что картина в конце концов будет показана, ее увидят мои европейские коллеги и зрители. Нам нужно выпускать фильм, отдать его людям. И с профессиональной точки зрения надо организовать премьеру на хорошем фестивале. Венеция, относящаяся к категории «А», - самое благоприятное для этого место. Ничего особенного в этом нет. Это, к сожалению, часть моей профессии. Вы мне говорите, что у меня разрывается телефон, а он не разрывается. Я узнал обо всем только из звонка моего приятеля. И не удивился. Ну, значит, так. А нет, так нет.

-От вас я не раз слышала, что «Франкофония» - игровая картина. Но почему-то все время говорят о ней, как о документальной. Изначально был замысел неигрового кино?

-Нет, нет. Картина никогда не была документальной. Она сразу была задумана с активными элементами игрового кино, как совмещение инструмента документального и игрового кинематографа.

-Вы использовали хронику?

-Естественно. Это хроника французская, немецкая, голландская, частично советская. Ее очень много, и она своеобразно использована.

-Мы увидим, что-то совсем неизвестное?

-Для кого-то, это может быть, и неизвестный материал. Но незнакокомой хроники того периода почти не осталось. Кинематографисты выбрали уже все архивы, почти все показали. Но кое что интересное у нас есть.

-Кто у вас снимался из актеров?

-Опять же французы, немцы, голландцы, все из разных европейских стран. У нас четыре ведущих актера. Это же история про события, к которым имеют отношения французы и немцы. Значит, им и отвечать.

-Трудно работать с интернациональным составом?

-Совершенно не трудно. У нас есть понимание. А у меня никогда не было проблем с актерами. Люблю их дисциплинированность. Они относятся ко мне душевно. Я счастлив, когда с ними работаю. Уже не в первый раз работаю не с моими соотечественниками. Так, было на «Фаусте». К сожалению, такова судьба. Мне трудно пробиться в России.

-В Венецию поедете?

-Пока не знаю. У меня параллельно начинаются в Абхазии съемки большой серьезной картины, которую деклают мои ученики по мотивам повести Фазиля Искандера «Софичка». И мне надо быть и там, и в Венеции. Если я буду очень нужен, то на полтора-два дня приеду на фестиваль. Там не всегда нужны режиссеры. Это акция продюсеров и прокатчиков.

-Это уж вы прибедняетесь.

-Нет. Вы же сами знаете, что я прав. Свою работу я сделал. К тому же, неизвестны сроки, когда наш фильм покажут. Это все заботы продюсеров. Они должны все ресурсы использовать. Надеюсь, что подключиться Екатерина Мцитуридзе. Она помогала нам, когда мы показвали «Фауста» в Венеции в 2011 году. Я обратился к моим продюсерам, чтобы они попросили ее помогать в решении судьбы этого фильма. Катя — талантливый человек, профессионал. Она сможет. Это и будет, если угодно, участие России в судьбе нашего фильма.

Светлана Хохрякова, Московский Комсомолец