«Увидеть Стамбул и не забыть»: город глазами русских писателей 2

295

«Стамбул – город контрастов» - афоризм, ставший известным по всеми любимому советскому фильму «Бриллиантовая рука».

Действительно, это город, где прошлое сосуществует с настоящим, красота – с некой уродливостью и небрежностью, бешеный ритм современного мегаполиса – с неторопливостью местных жителей, медленно потягивающих чай в многочисленных стамбульских чайных.

Колорит и противоречивость города запечатлели и известные российские писатели.

«Путешествие в Стамбул» Иосифа Бродского

Известный русский поэт и писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе Иосиф Бродский посетил Стамбул в 1985 году и описал свои впечатления от встречи с городом в знаменитом эссе «Путешествие в Стамбул». «Существуют места, где история неизбежна, как дорожное происшествие, – места, чья география вызывает историю к жизни. Таков Стамбул, он же Константинополь, он же Византия. Спятивший светофор, все три цвета которого загораются одновременно. Не красный-желтый-зеленый, но белый-желтый-коричневый. Плюс, конечно, синий, ибо это именно вода – Босфор-Мармора-Дарданеллы, отделяющие Европу от Азии».

Стамбул Бродский

У Бродского мы находим описание турецкого чая: «Он крепок, цвета прозрачного кирпича, но не будоражит, ибо подается в этом бардаке – стакане емкостью грамм в пятьдесят, не больше. Он – лучшее из всего попавшегося мне в Стамбуле».

Петр Вайль «Гений места»

Писатель и журналист Петр Вайль описывает город в одной из глав своей книги «Гений места».

«Стамбул издали очень современен. Минареты на расстоянии кажутся телевышками — и эти острия протыкают время, сводя сегодняшний Стамбул с доисламским Константинополем и еще более древним Византием». По мнению автора, «главный парадокс Стамбула таков: Азия тут — это Европа, а вот Европа — самая что ни на есть Азия. Карту хочется перевернуть вверх ногами — впрочем, еще и потому, что Эгейское море по отношению к Черному в культурно-политическом смысле — север».

Гений места

Вайль ярко описывает местный рыбный промысел: «По набережным Золотого Рога — рыбная торговля под присмотром безбоязненных свиноподобных чаек: сардины, скумбрия, пеламида с рекламно вывороченными пурпурными жабрами. Жареную скумбрию продают прямо с качающихся лодок. Картина инфернальная: в лодке жаровня, пламя то и дело взметается, охватывая продавцов, они ругаются, хохочут и протягивают на берег вложенную в булку рыбу».

Петр Вайль уверен, что на восприятие города влияет то, с какого ракурса вы его видите в первый раз: «Вид города с воды внушал и внушает трепет и почтение: мало на свете рукотворных ландшафтов величественнее. Другое дело, когда прибываешь по воздуху и из аэропорта на такси режешь углы от Мраморного моря к бухте Золотой Рог, сразу погружаясь в базар, который есть город. Байрон приплыл в Стамбул на фрегате, Бродский прилетел самолетом. Думаю, это важно».