Женщина и мигалки

7

В пятницу на Кутузовском проспекте восемь полицейских мужчин пытались отнять права у беременной женщины, вся вина которой состояла лишь в том, что она не уступила мужчинам дорогу.

Это случилось вечером у Триумфальной арки. Кутузовский проспект в это время представляет собой ад, где в жаре и дыму сотни грешников медленно двигаются в загородную жизнь.

 Беременная Ксения Ноздрачёва ползла в крайнем левом ряду, когда сзади нее появился кортеж со спецсигналами. В нем ехали мужчины, они очень спешили в свои бани и виллы, а беременная Ксения Ноздрачева мешала их мужскому кортежу. И тогда мужчины засверкали всеми своими проблесковыми маячками, закрякали всеми свои крякалками и потребовали у женщины убираться с их мужского левого ряда. Беременная Ксения Ноздрачёва чисто по-женски решила уступить, включила поворотник и попыталась перестроиться вправо. Но справа тоже ехали мужчины. Уже без крякалок и мигалок, но такие же важные, сильные и крутые. И они, разумеется, не пропустили женщину в правый ряд. Мужской кортеж обогнал женщину по разделительной полосе, а через полкилометра ее остановили сотрудники полиции и полтора часа объясняли беременной женщине, что она не права. Что мужчин надо пропускать вперед. К беременной Ксении Ноздрачёвой приехал муж, но ему не разрешали увезти свою жену, видимо, до тех пор, пока она не усвоит преподанный ей урок. Беременной Ксении Ноздрачёвой было жарко и душно. Тошнило, хотелось писать, опять тошнило. Но мужчины не отпускали ее полтора часа. Чтоб поняла, сука, как надо вести себя и свою машину, не преграждая путь высшему полу.

Теперь общественность мусолит эту историю. Одни говорят, что всякие мигалки надо отменить. Другие возражают, что по правилам следует уступать дорогу машине со спецсигналом. Третьи возмущаются жлобским поведением полицейских. Спорят, кстати, тоже в основном мужики.

А у меня возникает только один вопрос. Вопрос слишком личный, чтобы не быть риторическим. Как вообще Ксении Ноздрачёвой удалось забеременеть в этом городе и в этой стране, где первичными и последними половыми признаками у мужчин являются не нормальные половые органы, а крякалки и мигалки, раскрашенные машины и дорогие часы, мобильные телефоны и длинные пистолеты. Как вообще залетают наши женщины, если мы перестали замечать различие между ними и нами.

Беременная медленно едет по Кутузовскому проспекту в плотной мужеподобной пробке. Ее подрезают, матерят, прижимают к обочине. А Ксения не обращает внимания. У нее много дел. Ей надо родить мальчика.

КАК ЭТО БЫЛО

— Она бы и рада перестроиться, — рассказывает возмущенный Александр Ноздрачёв, супруг Ксении, — но движение было очень плотным.

Сотрудник ГИБДД, остановивший Ксению, грубо отчитал девушку за то, что она нарушила правила, и записал номер документов для того, чтобы выписать штраф. “Забери права у этой суки! “— послышался голос в рации, полицейский попытался выполнить поручение, но девушка не отдала документы.

— Жена попросила вызвать службу собственной безопасности ГИБДД, на что получила отказ в грубой форме, — говорит Александр. Выражения, которые употреблял в адрес его супруги полицейский, мужчина повторять стесняется. — Потом ей стало плохо, и я решил отвезти ее домой.

Но не тут-то было. Когда Ноздрачёв сел в машину и начал движение, молодой человек в форме вытащил из кобуры пистолет и сказал, что они никуда не уедут. По словам Александра, мужчина вел себя очень грубо. Гаишники тем временем вызвали на место происшествия подкрепление.

— Вызвали кучу машин, там было полно полицейских, кстати, только один соизволил представиться, но документы никто не показал, — рассказывает Александр. — Общались по-хамски, только бегали вокруг нас и о чем-то между собой совещались. Они остановили две машины и хотели в присутствии понятых заставить нас подписать какие-то бумажки. Мы сказали, что ничего не подпишем без присутствия службы собственной безопасности ГИБДД. После этого от нас отстали.

Вчера, три дня спустя после происшествия, Александра Ноздрачёва вызвал для беседы сотрудник профилактического отдела ГИБДД. Сами же Ноздрачёвы собираются подавать исковое заявление в суд на участников инцидента.

Вадим Речкалов, Московский комсомолец
Tеги: Россия