Почему норвежский нацист завоевывает симпатии россиян

98

Сейчас многие будут говорить, уже говорят, что Норвегия пала жертвой политики мультикультурализма и толерантности. Жестче надо быть. Тверже.

На самом деле Норвегия пала жертвой не мультикультурализма, а идиотизма. В Британии, в Израиле, в Штатах такое было бы невозможно. Если эта преступная безалаберность властей называется «мультикультурализм», то тогда у нас в России — капитализм.

 Без защиты собственности, без конкуренции, без судов. Так можно попробовать на зубах сбацать Моцарта и спросить: «Ну, как вам классическая музыка?».

Норвежский убийца Брейвик, уничтоживший почти 100 человек, заявил, что его действия были «жестокими, но необходимыми». Эти «необходимые» действия ничем не отличались от того, что сделали бы на его месте его, казалось бы, лютые враги — боевики-исламисты: большой взрыв в центре европейской столицы, стрельба с огромными жертвами. Мечта «Аль-Каиды».

Что исламский терроризм, что антиисламский — один черт. Крайности сходятся. Тем не менее безумные объяснения Брейвика на самом деле вполне адресны, убедительны и обречены на понимание. Хотя бы потому, что он переводит вопрос в идеологическую плоскость.

Ведь одно дело просто мучить людей, и совсем другое — делать ровно то же самое из принципиальных соображений. Здесь уже можно вполне рассчитывать на понимание.

Ну, скажем, «я убиваю женщин потому, что они грязные развратные шлюхи. А насилую перед этим, чтобы им, грязным развратным шлюхам, мало не показалось. Конечно, это жестко, может быть, даже жестоко, но совершенно необходимо».

И сразу находится масса сочувствующих.

Одни искренне, вследствие неудачных обстоятельств своей жизни, разделяют убеждения, что женщина есть сосуд зла, пора ей сделать укорот, и радуются, что нашелся наконец настоящий крутой мужик, который взял на себя эту достойную миссию.

Другие полагают, что так оно, конечно, с переборчиком, но что-то в этом есть, и жалко парня, которого погубили бабы.

Или немного по-другому. Человек убивает себе подобных и мотивирует это желанием обратить внимание на некую проблему. Скажем, на проблему социальной несправедливости. Ведь есть же такая проблема? Есть. Надо как-то обратить на нее внимание? Надо. Ну вот человек и старался как мог.

Ну, возможно, несколько перестарался. Но ведь... иначе никто ведь и внимания не обратит.

А уж когда мочат из принципиальных, идеологических соображений тех, кто не пользуется симпатиями населения, то подобная акция всегда встретит массовую поддержку.

Большевики в свое время подарили нашему народу мысль, что бедные лучше богатых, потому что они бедные, и поэтому всех богатых следует бить. Эта идея была встречена с восторгом и аккуратно реализована.

Затем нацисты убедили немцев в том, что немцы лучше всех остальных народов, поскольку они немцы, и поэтому всех остальных следует бить, а некоторых и вовсе аннулировать. Эта идея получила одобрение и обрела материальную силу.

Еще Брейвик заявил, что ему нравится политическая система в России, ему симпатичны и интересны (набор слов иной, но смысл именно этот) движение «Наши» и лично премьер Владимир Путин. Брейвик — фашист и поэтому восхищается жесткими вертикальными конструкциями или тем, что он за них принимает.

Конечно, мало приятного в том, что отмороженный убийца-параноик влюблен в НАШЕ ВСЕ. Но обрадую кого-то, а кого-то, напротив, огорчу: безумный Брейвик ошибается.

То, что он считает стальными балками, скрепляющими мышцы и дух истинно арийского общества перед лицом черной, желтой, мусульманской, еврейской и прочих мировых угроз, — не более чем изжеванные коррупцией картонные декорации, огламуренные под сталь посредством брутальной риторики. Так в воинской части с советских времен и до сих пор красят технику к приезду большого начальства — зелененьким прямо поверх грязи.

Россия — не форпост борьбы за белое дело, как это представляется Брейвику. Или борьбы против мультикультурализма. Оно-то, кстати, как раз и хорошо. Плохо другое. Россия — слабое звено.

Сейчас в России развита ненависть. И социальная, и национальная. И оба эти «светлых» чувства переплетаются, обнявшись, словно две сестры, и удачно дополняя друг друга. Особенно страшны эти разливы ненависти в молодежной среде. Поскольку молодежь всегда и везде пассионарнее, организованнее и безответственнее, а потому и беспощаднее старших.

Парни с городских окраин лишены социальных лифтов и не верят в жизненные перспективы, связанные с образованием, стабильной работой и нормальной общественной адаптацией. С пеленок впитывая запахи бедности, не видя ничего ни в семье, ни вне ее, кроме грубости и грязи, не слыша ничего, кроме мата и лжи, наблюдая изо дня в день вопиющие проявления неравенства и наглого беззакония, сталкиваясь с бандитским и не отличимым от него милицейским произволом, не имея шансов найти справедливость нигде, и менее всего — в суде, они привыкают полагаться только на насилие и верить только в один закон — закон кулака.

Вот на эту благодатную почву и пали зерна официальной патриотической пропаганды, с ее последовательным тупым антиамериканизмом и столь же последовательной ностальгией по советскому прошлому.

Как просоветская, так и антизападная составляющие при всей своей кажущейся бессмысленности имеют очевидную цель: объединение вокруг власти перед лицом традиционного, привычного врага. Результат, однако, достигается иной: коктейль из державной спеси и букета агрессивных подростковых комплексов в одном флаконе. И вот теперь любой подонок с хорошо подвешенным языком в состоянии направить эту ненависть и агрессию в заданном направлении. Социальном или, еще лучше, национальном. Или, что совсем удобно и давно испытано, сразу в обоих. А если у этого подонка найдутся еще энергия и темперамент, он вообще может сорвать весь банк.

Сегодня в России лозунг «Россия для русских», совершенно нацистский и направленный, как дважды два четыре, на развал страны, если только позволить его публично выбросить, без труда соберет многомиллионную поддержку.

Пока же можно с уверенностью отметить, что убийца Брейвик обязательно станет и уже становится у нас популярным персонажем. В то время как европейские ультраправые в своих блогах всячески открещиваются от террориста и осуждают его, в социальных сетях российского Интернета модераторы не успевают удалять группы поддержки нациста. А русскоязычные сайты закрывают статьи на тему трагедии в Норвегии для читательских комментариев. Поскольку в них — не столько сочувствие жертвам, сколько поток славословий в адрес Брейвика, которого величают героем.

А ведь он — всего лишь больной на всю голову урод с мордой белокурой бестии и с маниакальной сверхидеей в том месте, где у нормального человека находятся мозги.