Злоба дня: При чем здесь совесть?

1

Лидеры нашей непарламентской оппозиции напоминают женщин на четвертом месяце беременности. Капризничают, ищут повод, чтобы обидеться. Стыдят, когда им не уступают место, а когда уступают — гневно отказываются. В данном конкретном случае я говорю о месте в Госдуме.

15 августа появилась информация о том, что эсеры могут провести переговоры с Немцовым и Рыжковым о включении их в свои выборные списки. Несистемщики отреагировали, на мой взгляд, несколько неадекватно. Отказались настолько быстро и энергично, что Сергею Миронову пришлось идти на попятную: мол, передумали мы с ними договариваться.

Самое обидное в том, что лидеры уличных оппозиционеров в большинстве своем — люди яркие. Парламент сейчас у нас тусклый, безликий, даже Жириновский уже не жжет, поэтому такие харизматики, как Немцов, Рыжков, да тот же Лимонов, его, безусловно, украсили бы. Но они предпочитают обижаться и капризничать.

Кстати, Рыжкову с Немцовым и Касьяновым не предлагали союза, пожалуй, только единороссы. О готовности к переговорам «МК» сообщал председатель «Яблока» Митрохин — еще в апреле. В начале лета тогдашний сопредседатель «Правого дела» Гозман уверял нашего корреспондента, что буквально мечтает видеть их в своих рядах. Теперь вот эсеры...

«Лично я принципиально не буду примыкать ни к одной из зарегистрированных партий, ни в какие списки не войду, — сказал „МК“ Рыжков. — Потому что я сопредседатель ПАРНАСа. Власть нас боится и не регистрирует. Ну как же я — человек, избранный на съезде, облеченный доверием людей, — куда-то перейду. Немыслимо! Думаю, что другие сопредседатели точно такую же позицию занимают». Немцов повторил все то же, как будто по одной бумажке читали. Добавил только: «Для меня чистая совесть дороже депутатского мандата».

Вот тут я чего-то не понимаю. Во-первых, при чем здесь совесть? Что плохого в том, чтобы войти в Думу и там отстаивать позиции своего ПАРНАСа? И вообще мне кажется, что если ты хочешь заниматься политикой, то нужно обязательно идти в парламент. И не так важно, в каком блоке. Если же ты хочешь только выводить мальчишек на улицы и подставлять их под полицейские дубинки — вот тогда нужно говорить о совести.

Таксисты и то ведут себя мудрее. Вот не понравился им закон о такси — так они взяли и во фронт вступили. И теперь кто-то из них получит место в Думе, дающеевозможность этот закон переделать.

Но еще более странными выглядят дальнейшие планы несистемщиков: «Нас лишили всех возможностей участвовать в выборах, — сказал мне Рыжков, который сам себя этих возможностей лишил. — Поэтому нам остается только одно — призывать к активному бойкоту и подрывать эти выборы».

Но бойкотировать выборы означает обеспечивать оглушительную и безоговорочную победу столь ненавистной оппозиции «Единой России». Ведь ни для кого же не секрет, что в нашей стране работает такая закономерность: чем ниже явка — тем выше процент у партии власти.

Михаил Зубов, Московский Комсомолец