Новенькая в верхней палате

4

Есть такая дипломатическая легенда. В 1943 году Иосиф Сталин внезапно поменял посла СССР в Вашингтоне.

Авторитетнейшего бывшего наркома иностранных дел Максима Литвинова сменил его заместитель по посольству — никому тогда не известный Андрей Громыко.

Президент США Франклин Рузвельт воспринял это как признак сталинского неудовольствия. И в свойственной ему шутливой манере написал своему коллеге в Москву: «Дядя Джо, зачем ты поменял посла на почтовый ящик?»

Избрание Валентины Матвиенко на пост спикера Совета Федерации — тот же случай, но с противоположным знаком. Опытного и привыкшего к самостоятельной крупной работе политика назначили на должность, которой фактически нет.

Вы спросите: как так нет? Может быть, уважаемый автор давно не был на Большой Дмитровке и не видел там серого здания с невыносимой для взора ценителя русского языка надписью «Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации»?

Отвечаю: наполненное людьми здание с вывеской есть. Охрана из сотрудников ФСО наличествует. Конституционная норма о том, что председатель СФ является третьим лицом в государстве, тоже из Основного закона пока никуда не делась. А вот верхней палаты парламента в России фактически нет уже давно.

Что есть? Есть огромная организация, «загруженная работой», которая вполне под силу одному человеку. Совет Федерации сегодня — механический штамповщик решений президента и правительства. И ничего больше.

В других странах-королевствах тоже есть давно потерявшие реальное содержание должности с пышными названиями. Например, в британском кабинете министров их, как правило, целых три: лорд-президент тайного совета, лорд-хранитель печати, канцлер герцогства ланкастерского. Но между нашими и британскими синекурными должностями есть большая разница. И разница эта не в нашу пользу.

Англичане сумели вдохнуть новую жизнь в, казалось бы, давно отжившие свое институты. Например, должность лорда-президента совета была основана в 1530 году. И упразднять ее как-то жалко: зачем прерывать связь времен? Поэтому нынешних «лордов-президентов» просто нагружают какими-то дополнительными обязанностями и полномочиями. Получается одновременно и по-современному, и в стиле ретро.

Мы же сумели добиться прямо противоположного эффекта: полностью выхолостить и сделать архаичными современные, необходимые для нормального функционирования государства институты.

Матвиенко прекрасно понимает, куда она пришла. Новый спикер сразу же заявила о своем желании повысить реальный вес ныне возглавляемого ею органа: «Необходимо сделать так, чтобы Совет Федерации был усилен. Но торопиться мы не будем, и к этому вопросу надо подойти очень и очень серьезно, с тем чтобы это было уже один раз и серьезно».

Спикер Матвиенко сразу же верно сформулировала и единственный способ вернуть авторитет Совету Федерации. Россиянам обещано, что уже в 2012 году верхняя палата вновь станет выборной. Если это действительно произойдет, то мы вернемся к системе эпохи первого президентского срока Ельцина. Но даже хорошо зная энергию и напор Валентины Матвиенко, я все равно сомневаюсь, что Совфед перестанет быть кукольным парламентом. Ведь проблема верхней палаты — не только в системе ее формирования. Нижняя палата — Дума — у нас в теории избирается населением. Но ее реальное влияние в системе нашей государственной власти не сильно отличается от влияния сената.

Сегодня мы имеем именно тот парламент, который хотят иметь высшие руководители страны. Путин слишком ловок и красноречив, чтобы по примеру своего соратника Грызлова выдать бессмертное: «Парламент — не место для дебатов». Но его представление об идеальном парламенте мало отличается от грызловской мечты. Из многочисленных высказываний ВВП можно сделать вывод: он хочет, чтобы парламент России внешне напоминал немецкий бундестаг или американский конгресс. Но чтобы при этом нужные «национальному лидеру» законопроекты обретали статус законов со скоростью света.

В природе, однако, так не бывает. Можно, конечно, попытаться «скрестить» Барака Обаму с Ким Чен Иром. Но не надо удивляться, когда в результате этого чуда «политической генетики» на свет появится нечто смехотворное.

Отсюда грустный вывод: смена караула на Большой Дмитровке в основном приведет к изменениям в стиле, но не в содержании. Или мы все-таки недооцениваем Валентину Матвиенко?

Михаил Ростовский, Московский Комсомолец
Tеги: Мир, Россия