Я ставлю на Михалкова

6

Скандал с выдвижением от России на «Оскар» фильма Никиты Михалкова, инициированный председателем Российского оскаровского комитета Владимиром Меньшовым, почти сошел на нет. 

Владимир Наумов как председатель Российской академии кинематографических искусств и наук вместо Меньшова подписал протокол голосования, уладив таким образом все юридические формальности. Такое впечатление, что все снова как следует пошумели и разошлись по своим делам. Да только шум обернулся настоящим взрывом, чьи отголоски долетели, кажется, до самых отдаленных точек Земли.

За эти дни слова Владимира Меньшова, как книги Достоевского, перевели на все языки мира. Началось все с Variety и Hollywood Reporter, напечатавших новость о том, что председатель Российского оскаровского комитета попросил Никиту Михалкова отозвать собственный фильм с номинации на премию «Оскар», так как критики и зрители восприняли его весьма негативно. После чего эта новость мгновенно разлетелась по миру.

Лондонский «Телеграф» отметил: «Михалков имеет много врагов среди российской либеральной „intelligentsii“ (в отсутствие такого слова в английском языке журналист привел его транскрипцию латинскими буквами. — Н.К.). Страстный националист и сторонник Путина, 65-летний режиссер снял весьма восторженный трибьют к 55-летию мистера Путина, а в 2007 году подписал открытое письмо, в котором попросил его не оставлять президентское кресло». (Так и хочется крикнуть: «Он все знал!») В Сиднее с колониальной покорностью перепечатали это слово в слово, но уже с заголовком «С Путиным как союзником провальный фильм заковылял за «Оскаром», проиллюстрировав заметку кадром из фильма с Михалковым в ушанке и подписью «Звезда Кремля». Другая английская газета, «Гардиан», позволила себе чуть сменить тональность суждений, потому как опиралась не только на крики из России, но и на личные впечатления от просмотра последних образцов творчества Михалкова. В частности, газета отмечает, что предыдущая часть трилогии, «Предстояние», во время редких вылазок за границу пользовалась куда большим успехом, чем в России: «Она заслужила овации (но не призы) в Каннах и была описана критиком «Hollywood Reporter» Кирком Ханикаттом как фильм, «который гораздо, гораздо лучше, чем пишет о нем русская критика».

К общему шуму подключились Италия, Португалия, Ирландия, Аргентина, Бразилия, Венесуэла (как же так, Путин недоглядел за своим другом Уго Чавесом?) и даже Вьетнам. Все они, как региональные отделения газеты «Правда» в советские годы, словно под копирку тиражировали одну и ту же директиву из Москвы про «провальный фильм». Больше остальных отличилось агентство «Франс-Пресс». Смакуя в заголовке слова «скандал» и «провал», оно перенесло ситуацию с одним конкретным фильмом Михалкова на российское кино в целом: «Россия чувствует себя униженной из-за отсутствия успеха на премии „Оскар“ в последние годы».

На самом деле это и есть самый точный диагноз нашему кино. Оказывается, в интерпретации этой истории в западной прессе фамилия Михалкова занимает далеко не самое главное место. Да, ему припомнили неудачу в прокате, дружбу с Путиным и даже строительство гостиницы в центре Москвы. Но в заголовках новостей везде одни и те же слова: «Россия», «скандал», «провал». Не знаю, чего конкретного добивался Владимир Меньшов своими резкими высказываниями, но единственное, что у него действительно получилось, — в очередной раз сделать Россию (а не Михалкова) посмешищем на Западе.

Возможно, это необходимая горькая пилюля, и теперь, оправившись от шока и унижений, мы научимся решать внутренние проблемы без того, чтобы жаловаться членам Американской киноакадемии. Ведь даже болельщики «Спартака» симпатизируют ЦСКА, когда тот играет в финале Еврокубка. Но как ненавидят друг друга российские киношники — такого, пожалуй, нет просто больше нигде в мире. Причем хороши обе стороны: насколько бывает не сдержан в выражениях Никита Сергеевич, никому объяснять не надо. За давностью лет уже трудно выяснить, кто первый начал эту бесконечную сагу «Михалков против всех», но, кажется, уже давно назрела необходимость заключить что-то вроде пакта о ненападении. Впрочем, зная о повышенном чувстве гордости обеих сторон, можно с высокой долей вероятности утверждать, что такого перемирия не состоится никогда.

А теперь давайте еще раз посмотрим на эту ситуацию глазами Американской киноакадемии. Церемония «Оскар» в первую очередь — высокобюджетное телешоу, которое кормит реклама, показываемая в перерывах между прямой трансляцией. И ему просто необходима сенсация, как это было, когда главная награда вместо грандиозного кинохита «Аватар» ушла скромной драме «Повелитель бури». Может, я бегу впереди паровоза, но почему-то именно теперь, во многом благодаря стараниям все того же Владимира Меньшова, практически обязательным выглядит включение «Цитадели» как минимум в шорт-лист. Хотя бы потому, что сейчас это просто один из самых скандальных фильмов не на английском языке. Как раз то, что нужно, чтобы привлечь внимание к достаточно проходной для «Оскара» номинации.

Ставя на Михалкова, я, безусловно, рискую, но не стоит так уж не доверять его интуиции. Если что, с Путиным в 2007-м он угадал.

Никита Карцев, Московский Комсомолец
Tеги: Россия