Реформа полиции как праздник преступности

35

 Две недели назад я столкнулся с неприятностью, которая знакома многим московским автовладельцам. У меня украли «резину».

Воры сделали свое дело высокопрофессионально.

Перекусили, будто тонкую проволоку кусачками, внушительные петли, в которые была продета дужка гаражного замка, сам замок при этом не тронув. По-видимому, орудовали мощным гидравлическим инструментом вроде того, которым пользуются спасатели, доставая людей, зажатых в машинах после аварии. А потом зашли внутрь и аккуратно, не задев даже пыль на кузове, вынесли из дальнего конца гаража четыре лежавшие там зимние шины.

Пропажу я обнаружил утром и сразу сообщил о случившемся дворнику Василию, бородатому участливому мужичку, который следит за всем, что происходит у нас во дворе, и по долгу службы, и по зову сердца.

— Да уж... — посокрушался Василий. И тут же отверг первую впопыхах пришедшую мне в голову версию о причастности к краже бомжей (дом наш неподалеку от трех вокзалов, и бродяжьего люда в округе хоть отбавляй):

— Нет, они не могли. Нагадить, бутылку бросить — пожалуйста, но так ловко гаражи вскрывать — это не их рук дело. Как и вот это...

Дворник указал на стоящую неподалеку на открытой площадке «Тойоту Ярис». Стоящую не на колесах, а на четырех кирпичиках.

— Эту машину вчера ночью разули. В общем, банда завелась в нашем районе...

С недавних пор, видимо, в рамках реформы МВД, у нас в подъездах вывесили телефоны участковых. По одному из них я и позвонил с мыслью: ну мои-то колеса вряд ли уже найдут, да и утрата в виде бэушных шин по большому счету невелика, но надо же что-то делать с ворами, терроризирующими местных автовладельцев. Пусть ими займется наша отреформированная-переаттестованная полиция.

Голос участкового, однако, сразу же дал понять, что заниматься кражами они не будут, потому что... не могут:

— Чего вы от участковых хотите? Нас после реформы на огромный район всего двое осталось, а раньше-то было восемь. Прикажете мне все бросить и в засаде сидеть?

— Нет, — ответил я, — конечно, не прикажу. Это вам пусть начальство приказывает, как бандитов ловить. И все-таки как действовать посоветуете?

— Идите в Красносельский райотдел и пишите заявление...

Кроме полезного совета я разжился у участкового дополнительной информацией. Оказывается, два дня назад точно таким же способом вскрыли гараж в соседнем дворе. Ага, думаю, раз налицо уже целая серия аналогичных преступлений, чуткие к обращениям граждан нью-полицейские непременно этим займутся и быстро положат конец воровской малине в районе.

Заявление в РОВД у меня приняли образцово. Дали талон-уведомление за номером 12027 от 19.09.11. И попросили позвонить завтра по указанному на нем телефону:

— Ваше заявление передадут конкретному дознавателю, и он начнет расследование.

Обрадованный такой потрясающей оперативностью (полицейские займутся кражей всего-то через сутки-другие), я решил оказать посильную помощь следствию. В разговоре с начальником службы дознания Красносельского РОВД Игорем Закировичем Галиевым я пообещал заснять место преступления во всей красе на мобильник и выслать фотографии дознавателю по электронной почте. Мол, понимаю, дел у полиции много, так чего зря сотрудников гонять.

 

Фото с места преступления оказались никому не нужны.

 

Однако если вы ждете продолжения детектива районного масштаба с оперативными разработками в воровской среде, ночным выездом опергруппы, засадами, задержанием и допросом подозреваемых, вызовом меня и других потерпевших от воров на их опознание — значит, вы просто насмотрелись телесюжетов про реформу МВД. В реальной жизни ничего этого и в помине нет.

В реальной жизни служебный телефон дознавателя Ларионова Дениса Сергеевича, которому, как сообщил дежурный, передали дело, уже две недели не отвечает. И второй телефон, который дал мне дежурный, тоже. Там просто не берут трубку. А начальник дознавателя Ларионова в разговорах со мной в ответ на многократные просьбы передать подчиненному, чтобы он позвонил по указанному в заявлении мобильному телефону, ибо иного способа связи нет, становился все более раздражительным:

— Чего вы от меня хотите? Я что, начальник райотдела?! Ну передам. Перезвонит.

Естественно, по сей день никто не перезвонил. А я из принципа не стал пользоваться специфическими журналистскими возможностями; не стал названивать руководству Красносельского РОВД, жаловаться самому начальнику ГУВД, наконец... Неужели рабочее время начальника ГУВД Москвы стоит каких-то полулысых моих и соседских шин? Конечно, нет. Мелкими ворами, пусть даже сбитыми в банды, терроризирующими один отдельно взятый район, должны заниматься отдельно взятые районные полицейские.

Но они не занимаются — и все тут. А тот же участковый, которого я случайно встретил пару дней назад, опять посетовал на реформу: личный состав сократили, трудно ребятам, наверное, не справляются...

Я все понимаю, господа. Но не справляться может тот, кто хоть что-то делает. Выезжает на место преступления, опрашивает потерпевших, свидетелей. Но расследования нет, а значит в нашем районе будут продолжать красть колеса. И если переименование вас из милиционеров в полицейские не только не помогает, но еще и мешает делу, то к кому я и другие пострадавшие от преступников москвичи должны идти за помощью? К нынешнему президенту Медведеву? К будущему президенту Путину? К Генеральной Ассамблее ООН?

У Медведева сейчас думские выборы. У Путина скоро президентские. В ООН, перекусывая дверные петли, ломится Палестина, и им там тоже не до жителей Красносельского района Москвы.

Я не знаю, чем вы там занимаетесь в своем РОВД: крышуете бордели, нищих, ларьки, ловите пьяниц, сами пьете водку по кабинетам, костеря своего министра? Или берете «плату за аренду района» с той самой банды воров, раз так упорно не желаете их ловить? Я этого не знаю, да и не хочу знать. Я даже не хочу знать, кто и кому продал мои чертовы шины; и с самого начала не надеялся их вернуть.

Сказать вам я хочу только одно. Воров, профессионально и регулярно работающих в ночную смену в нашем районе, я по-своему уважаю. А вас, господа-товарищи, как вас теперь ни назови, нет. Вы — бездельники и непрофессионалы. Преступники, а не вы — хозяева на подотчетной вам территории. И вам это как минимум безразлично.

Если именно таких сотрудников оставили после аттестации в МВД, то День полиции надо переименовать в День преступности. И всем миром широко его отмечать. В том числе и в ОВД вашего района, где стражи порядка и его нарушители сосуществуют мирно и счастливо.

Спасибо, господин министр Нургалиев, и за блестяще проведенную реформу МВД, и за новый праздник. А мы-то все гадали, кого и как теперь поздравлять.