Назад в СССР

19

Для общей картины в истории с визитом Медведева на журфак МГУ долгое время не хватало одного элемента — реакции на произошедшее символа факультета, его почетного президента Ясена Засурского.

Накануне Ясен Николаевич пришел в студию канала «Дождь», где подверг острой критике своих студентов, спровоцировавших скандал вокруг визита президента.

Вот одна из цитат Засурского, вполне передающая настроение всего интервью:

«Они не занимались профессией, они занимались саморекламой, больше там ничего не было. Это доказывается их последующим поведением. К нам пришли девочки, мы их спросили, что случилось. Они: „С нами разговаривали вежливо“. Я говорю: „Вас пальцем не тронули?“ — „Да, нас пальцем не тронули“. <...> Ну что же дальше, что было? Надо провести субботник, отмыть. Да, пришли, я пришел на субботник, студенты пришли. Ни один из тех, кто требовал провести субботник, не пришел. Это простое доказательство, что это была затея бездумных людей, негативистов, очень мало думающих, мало понимающих. Я сожалею, что они так низко пали».

Я не учился на факультете Ясена Засурского ни двадцать, ни тридцать, ни сорок лет назад, поэтому приходится полагаться на воспоминания преподавателей и старших коллег. Все они как один подтверждают ощущение невиданной свободы, которую тебе давали эти стены на Моховой и эта лестница, по которой в любой, даже самый теплый период советской власти не отважился пройти ни один первый секретарь ЦК КПСС.

Тем удивительнее, что именно Засурский повел себя как глубоко советский человек в 2011 году. Через двадцать лет после путча.

Упреки Засурского к собственным студенткам строятся на том, что власть надо встречать гостеприимно, а вопросы ей задавать аккуратно. Принципе, понятном для любого чиновника и убийственном для журналиста.

Не в моей компетенции упрекать Ясена Засурского. И тем более — учить его жизни. В отличие от многих комментаторов этой ситуации, как со стороны администрации факультета, так и со стороны студентов, Ясен Николаевич — единственный, чей авторитет позволяет ему в полной мере считать и выражаться так, как ему будет угодно. Его заслуг, как и масштаба его личности, эти несколько слов нисколько не уменьшат. Может быть, я вообще все неправильно понял, приписав Ясену Николаевичу то, что он на самом деле не имел в виду.

И тем не менее.

Можно еще сто раз упрекнуть трех девушек в некорректности и неуместности заданных ими вопросов (и оказаться сто раз правым). Но обвинять студенток в том, что «их не интересовал Медведев, их интересовало только показать себя, что они молодцы, протестуют. Вот пришел сам президент, а нам море по колено», — значит отказать им в одном только праве протестовать. Сомневаться. Не любить. Да хотя бы даже ненавидеть существующую власть. Священном праве любого свободного гражданина в демократическом обществе. Нашем с вами праве.

Тоталитаризм начинается с того, что власть проникает во все сферы жизни общества. Раньше для этого была необходима железная система с допросами, лагерями и вертухаями. Теперь для этого достаточно одного телевизора.

Эти студентки сейчас как раз в том возрасте, когда от внешнего мира как никогда зависит то, в каком направлении они будут двигаться дальше. В том числе и от слов Ясена Засурского. От того, какую форму и какие аргументы он выберет для того, чтобы направить их на истинный путь.

На то они и студентки, чтобы их учить теории и практике. Факультету журналистики вполне по силам организовать еще один спецкурс, пригласить журналистов из президентского пула, устроить профессиональную, а не воспитательную беседу. На худой конец дать почитать им выборку из выступлений президента, в которых он уже не раз давал ответ на вопрос о Ходорковском.

Плохо, что вопросы на плакатах студенток оказались глупыми. Как и то, что они вели себя не как журналисты, а как начинающие политические деятели (хотя мало ли какую карьеру они решат избрать себе в будущем). Но страшнее другое.

Что их в тот день было только трое.

Тех, кому море по колено.

Карцев Никита

«МК» связался и выслушал стороны конфликта.

Ясен ЗАСУРСКИЙ, президент факультета журналистики:

«Я этих ребят ни в коем случае не осуждал, я рассказал то, как это есть на самом деле, как я вижу эту ситуацию. Мне кажется, она сильно надуманна и не стоит такого внимания прессы. Я считаю, что студенты должны учиться. А эти ребята занимаются саморекламой. За их поступками стоит желание появиться на телевизионных экранах, привлечь СМИ на пустом месте. Кроме того, мне кажется, что девочки не были готовы задавать вопросы президенту. А те темы, которые они подняли на своих плакатах, слишком избиты, неоригинальны. Они безусловно важны, но сомневаюсь, что Дмитрий Анатольевич мог сказать им что-то новое».

Вера КИЧАНОВА, Ольга КУЗЬМЕНКО, Екатерина ПОЛИЧЕНКОВА, студентки журфака:

«Неприятно услышать от Ясена Николаевича такие слова. Почему-то нам в лицо не было сказано ни одного упрека. Быть может, мы не поняли сарказма, но Засурский нас называл чуть ли не героинями.

Никто не хотел саморекламы. Цель была одна — привлечь внимание президента и озвучить важные, волнующие нас вопросы. Ведь в зал пускали только ограниченное количество людей. Были оговоренные списки, проверенные люди, проправительственные молодежные организации. Мы думали, что неудобные вопросы задаваться не будут, поскольку уже есть список заверенных и одобренных тем. Поэтому после того, как нас туда не пустили, мы и развернули свои плакаты. Что касается последствий, то никто из нас не ходил по эфирам, тем более на „Голос Америки“. Журналисты нас сами искали. Мы не отказывались давать комментарии. Хотя год назад мы провели анонимную акцию по поводу Кашина, вывесив баннер на здании МГУ. Потом нас многие корили, ставя нам в упрек то, что мы прячемся, не оглашая своих фамилий.

Ни одна из нас не была ни организатором, ни участником субботника, устроенного студентами после визита Медведева. Первые призывы мы увидели в блоге журфака, но не знаем, кто его организовывал. Поэтому обвинения в том, что мы устроили его и не явились, безосновательны».