Таджикский приговор российской политике

22

Во вторник мы узнаем, с какого раза в таджикском руководстве понимают кремлевские намеки. Суд в Курган-Тюбе должен вновь заняться судьбой брошенных в тюрьму по надуманным обвинениям российских летчиков.

Но даже если авиаторов ждет скорая свобода, это еще не будет означать снятия всех проблем в отношениях между Москвой и Душанбе.

«Россия — это страна заказов. Если ты никому не перешел дорогу, то тебе могут сойти с рук даже самые серьезные прегрешения. Но вот если тебя „заказали“, будь ты хоть трижды праведником, ты все равно окажешься виновным» — так один мудрый человек объяснил мне энное число лет назад принципы жизни в современном российском обществе. Политический конфликт с Таджикистаном показал: подобными принципами Россия сознательно или бессознательно руководствуется и в своей внешней политике.

От вещей, которые наш главный «внешнеполитический рычаг давления», санитарный врач Геннадий Онищенко, рассказывает про здоровье таджикских трудовых мигрантов, кровь стынет в жилах. Это явно не ситуация с «Боржоми», когда получившему сверху «ценное указание» верховному санитару пришлось срочно что-то придумывать. И про СПИД, и про туберкулез, и про пещерный уровень современной таджикской медицины — все это, к сожалению, чистая правда.

Но вот вопрос: если бы обиженный на Душанбе Кремль не решил показать президенту Рахмону кузькину мать, услышали бы мы все эти откровения из уст Геннадия Онищенко? Или представим себе, что Рахмон примет политическое решение отпустить летчиков или даже показательно накажет отдельных «чересчур ретивых» исполнителей. Что в этом случае будет с отмеченными Онищенко проблемами? О них просто перестанут говорить — и все вновь пойдет по-старому?

Основная проблема российско-таджикских отношений вовсе не во взятых в заложники летчиках и даже не в больных гастарбайтерах. Беда в том, что внешнеполитический курс Москвы по отношению к Душанбе полностью лишен такой характеристики, как системность.

Россия напоминает огромного бурого медведя, который сладко спит и просыпается лишь тогда, когда ему колют булавками в пятки. Из Таджикистана в Россию хлещет ниагарский водопад наркотиков. Таджикская трудовая миграция в РФ в своей массе нелегальна. Неужели это недостаточно крупные поводы, чтобы стукнуть кулаком по столу и попытаться наконец навести порядок в отношениях между двумя «союзниками»? Обязательно ли надо было ждать момента, когда президент Рахмон сочтет, что Кремль можно безнаказанно шантажировать?

Самым обидным результатом конфликта будет, если Кремль удовольствуется тактической победой в отношениях с Душанбе. Мол, летчиков освободили? Все помирились и будут вновь услаждать слух друг друга речами о вечной дружбе! Проблемы, о которых упомянуто выше, сами по себе никуда не уйдут. Если их не решать, они будут лишь усугубляться.

Вы, например, обратили внимание, в каких выражениях один из лидеров таджикской диаспоры в РФ Каромат Шарипов прокомментировал ситуацию с высылкой гастарбайтеров? Если нет, то вдумайтесь еще раз в слова, что высланные могут уйти «в горы к талибам, так как они вынуждены будут искать кусок хлеба для своих детей. И тогда не будет границы между Таджикистаном и Афганистаном, Таджикистаном и Узбекистаном. Граница будет двигаться к России».

С одной стороны, это пусть сильно приукрашенное, но в то же время довольно реалистичное описание ситуации. Власть президента Рахмона держится если не на волоске, то на пяти волосках. Чрезмерно сильное давление Москвы на Душанбе может способствовать крушению нынешнего таджикского режима. Но новая власть в республике имеет все шансы оказаться для России еще более неприятной.

Но, с другой стороны, мне что-то не хочется сказать г-ну Шарипову: «Спасибо за то, что открыли нам глаза!» Его заявление — открытый разговор на языке силы. Лидеры мигрантов привыкли, что в России все определяет не официальная государственная политика, а группы влияния. Типа не важно, что законы нарушаются, а безопасность страны подвергается угрозе. Значение имеет лишь то, что определенные группы в элите получают от этого доход. А значит, так будет и дальше!

Российские политики сейчас обожают ругать «погубивший Запад мультикультурализм». Но то, что происходит у нас, — мультикультурализм в квадрате. Если мы и дальше будем действовать по принципу «все хорошо, прекрасная маркиза», то через 15–20 лет бунты иммигрантов в парижских пригородах покажутся нам утренником в детском саду.

Если напрячься, то у России есть все ресурсы, чтобы перевести свои отношения с Таджикистаном в цивилизованное русло. Не хватает лишь политической воли и готовности долгие годы заниматься кропотливой и не всегда приятной работой. Пусть злоключения наших летчиков станут для политики Москвы на таджикском направлении сигналом к пробуждению. Россия — это все-таки не бурый медведь. Спячка ей противопоказана.