Уступка, разводка и отвлечение

30

Как власть будет бороться с теми, кто недоволен выборами. Массовые протесты граждан, недовольных фальсификациями на выборах, оказались полнейшей неожиданностью для власти.

Это заметно по многим признакам – например, по резкому смягчению отношения к протестным митингам и по стремительному самовыдвижению Михаила Прохорова, который до этого не подавал никаких сигналов о том, что собирается в президенты.

Во властных кабинетах сейчас не знают, что делать. Мгновенная политизация населения стала неожиданностью для высоких чиновников. Им нечего ей противопоставить, и они готовы слушать любых советчиков.

Что им насоветуют? Какая будет выбрана стратегия и тактика в отношении недовольных? Как поведет себя власть в противостоянии с гражданским обществом? «МК» попробовал рассмотреть возможные варианты.

Судя по тому, что митинг на Болотной прошел мирно и его даже освещало государственное телевидение, советчики пока склоняют власть к тому, чтобы в чем-то уступать протестующим. Если власть продолжит следовать такой тактике, события скорее всего будут развиваться следующим образом.

Вариант «Частичный компромисс». Власть решается удовлетворить некоторые требования недовольных. Не полностью, но частично. Чурова не отправляют в отставку, но он уходит сам, по собственному желанию. На нескольких участках, где были очевидные нарушения, проводятся перевыборы. На некоторых глав избиркомов возбуждаются уголовные дела. Результаты «Единой России» чуть-чуть ухудшаются. У нее теперь не 49%, а типа 47 с половиной. Принципиально это ничего не меняет, но власть таким образом показывает, что готова считаться с мнением граждан.

Граждане, однако, на этом не успокаиваются. Вернее, тут дело даже не в гражданах, а в радикальной политической оппозиции, которая и была организатором эпохального митинга на Болотной. «Солидарность», Немцов, Лимонов... Они не остановятся на малом и пойдут до конца. Если власть немножко поддалась — они будут давить дальше. После отставки Чурова они потребуют отставки Путина, прямого телеэфира, уведомительного порядка регистрации партий. Аппетиты будут расти, одно потянет за собой другое, и очень скоро власть усомнится в правильности выбранного курса на полумеры и частичный компромисс.

Советчиков, которые насоветовали такую ерунду, призовут к ответу, а тактика в отношении недовольных изменится на 180 градусов — их станут давить, арестовывать и разгонять.

Но если общество политизировалось и почувствовало свою силу, с ним уже так просто не справиться. Оно будет сопротивляться давлению многотысячными маршами, палаточными городками и прочими способами, опробованными в «цветных» революциях. Протестные настроения будут разжигаться все сильнее, и в итоге выйдет то же самое, что вышло у Горбачева: он только чуть-чуть отпустил вожжи, а страну понесло.

Но Путин — не Горбачев. Если страну понесет, он скорее всего будет спасать ее при помощи армейских подразделений, и протесты захлебнутся в крови. Хотя может и просто уйти, махнув на все рукой, и тогда начнется чехарда — борьба лидеров оппозиции за власть, которая не принесет ничего, кроме дальнейшего развала страны.

Короче, вариант А — при всей своей кажущейся соблазнительности и правильности, с точки зрения протестующих граждан, — на самом деле очень рискованный. Причем не столько из-за власти, сколько из-за радикальной оппозиции. Поэтому рассмотрим лучше вариант «Разводка».

Суть его в том, что власть не идет на уступки недовольным результатами выборов, но и не переходит к силовому подавлению протестов, позволяя им существовать в отведенных рамках. Вот ваша площадь — здесь и пляшите.

Сначала воодушевленные граждане действительно станут «плясать», но постепенно народу на митинги при таком подходе будет приходить все меньше и меньше, потому что какой смысл стоять там и мерзнуть каждые выходные?

Протестные настроения, однако, от этого не ослабнут. Они законсервируются, и с ними будут бороться государственные СМИ при помощи хитроумной пропаганды. О недовольных станут говорить с насмешливым сочувствием, как о не вполне здоровых людях. Кого-то даже будут приглашать на политические ток-шоу, но только за тем, чтобы поиздеваться: тише-тише, все уедем, не надо так волноваться.

Наиболее ярких активистов постараются дискредитировать, нарыв на них компромат. Кого-то припугнут, кого-то завербуют. Внедрят своих агентов, через них втянут недовольных в пакости. Короче, с ними будет идти кропотливая оперативная работа, направленная на то, чтобы они сами в себе разочаровались.

Конечно, она потребует времени, до президентских выборов ее не завершить, и, чтобы недовольные не испортили этого события, Кремль подсунет им своего «кандидата от недовольных». Уже, кстати, подсунул. На Болотную выходил средний класс, поэтому вот ему самый подходящий кандидат — олигарх Михаил Прохоров с состоянием в 18 млрд. долларов.

Президентские выборы в марте вряд ли обойдутся совсем без фальсификаций, но такой вопиющей наглости, как на прошедших парламентских, уже, конечно, не будет. Власть усвоит урок, наблюдателей допустят до подсчетов, избиркомам прикажут вести себя прилично, но победит, понятное дело, все равно Путин, потому что у него просто не будет достойных соперников.

Вариант «Разводка» — достаточно спокойный. Хотя риски в нем тоже присутствуют, поскольку его реализация растягивается на долгое время. Решить вопрос быстро и сразу власть может при помощи третьего варианта — «Отвлечение».

Чтобы люди перестали нервничать из-за выборов, им надо создать другую — еще более сильную — причину для беспокойства. Такими причинами могут стать из ряда вон выходящие события, представляющие угрозу всему народу, бросающие ему вызов, заставляющие сплотиться на национальной почве.

Лучше всего для таких целей подходит небольшая война. Очень кстати сейчас было бы схватиться с Грузией, например. Но эту карту мы, к сожалению, уже использовали.

Отвлечь недовольных граждан от темы выборов может также жестокий теракт с жертвами среди мирного населения и громкое политическое убийство, а лучше сразу несколько громких убийств. По понятным причинам мы не делаем никаких предположений о том, кто может стать их мишенью. Но такие люди есть, долго искать их не надо.

В стране тогда сразу будет объявлено чрезвычайное положение, запрещены все митинги, введена цензура, перлюстрация интернет-переписки и комендантский час. Премьер Путин лично возглавит борьбу с врагами, всех найдет, допросит, замочит в сортире и спасет страну.

Отменить ЧП можно будет в апреле — чтобы все-таки провести 4 марта президентские выборы. Президентом, разумеется, станет Владимир Владимирович. За него единогласно проголосуют благодарные народы, а Конгресс США с раздражением скажет: «Этот Путин опять всех обыграл».

«Отвлечение» — безусловно, самый эффектный вариант из всех рассмотренных. Но он требует большого мастерства от сотрудников спецслужб, к сожалению, утраченного за последние годы.

Вообще у каждого из рассмотренных вариантов есть свои плюсы и минусы. Но есть и одна общая черта. Ни один из них не предусматривает реальных шагов по реформированию политической системы, которых на самом деле требуют недовольные фальсификациями граждане.

Мы не включили эти шаги ни в один из вариантов, потому что со стороны власти сейчас возможно все — репрессии, компромиссы, уступки, отставки, прямые эфиры, кривые эфиры, танки, цветы и даже комендантский час. Но только не реформа политической системы.

Наша власть не мыслит такими категориями. Поэтому этот вариант даже не рассматривается.