Заведомо проигрышная оппозиция

18

На протестную акцию на Новом Арбате пришло гораздо меньше людей, чем на первую Болотную (традиционные словесные баталии вокруг цифр продолжаются, но понятно, что массовость усыхает).

Митинг на Пушкинской пятью днями ранее стал самой малочисленной акцией «За честные выборы», а закончился и вовсе мелким хулиганством в виде «купания» в замерзшем фонтане.

Если смотреть на будущее протестов с оптимизмом, то можно сказать, что движение идет по спирали: от «Стратегии-31» к Болотной, по Якиманке и снова к «Стратегии», по пути запрыгнув в вазон... Звонит друг из Италии, сочувствует оппозиционерам, даже на Белое кольцо хотел прилететь, но с работы не отпустили. «Слушай, я новости видел, но ты мне объясни, — просит он. — После того как митинг закончился, зачем они в вазы полезли? Я бы пришел на Пушкинскую и залез в вазу — меня бы точно на 15 суток замели, даже если бы я полез туда с депутатом-единороссом». Ему этот виток протеста кажется абсурдным.

По другой, менее утешительной для оппозиционеров версии, все закончилось. Улыбающиеся люди с остроумными плакатами, белыми ленточками, котами, детьми встали, взявшись за руки на Садовом кольце, закружились и растаяли в воздухе, превратившись в городскую легенду. И если недавно о будущем протестного движения рассуждали теоретически, то теперь есть факты. Точнее, цифры. Вернее, «лайки». Стоит заглянуть в соответствующие группы на Фейсбуке, и мы увидим, что свое участие в акции «Большой белый круг» подтвердили 14,5 тысячи человек, в митинге на Пушкинской — две с небольшим тысячи. Спираль вроде бы начала неуклюже приподниматься — участие в митинге на Новом Арбате 10 марта подтвердили 6,5 тысячи «рассерженных горожан», а пришли, по предварительным прикидкам, около 15–20 тысяч. В любом случае не густо. Этот спад протестной активности даже окрестили «проклятием Горбенко». Ведь на очередном этапе согласования Пушкинской вице-мэр сам предложил устроить в Фейсбуке голосование, кто куда пойдет...

Но не будем скатываться в жанр городских легенд. Реальных проблем достаточно. Это и растущее недоверие к оргкомитету, и уныние в связи с результатами голосования, и стремительно устаревший лозунг «За честные выборы». Можно спорить о причинах и следствиях, но очевидно, что в коктейле под названием «оппозиция» компоненты друг с другом эффективно не взаимодействуют.

Горечи в него подмешали члены оргкомитета. Ведь массовость Болотной обеспечивалась людьми, которые никогда на митинги не ходили, тем более на несогласованные. И не ходили не потому, что они «не такие крутые, как те парни», а потому, что такая форма протеста им не свойственна органически. Чтобы и благополучный средний класс, и тихая интеллигенция встали на баррикады, нужен особый импульс, поднимающийся изнутри, а не спускающийся со сцены в обличье революционно настроенных активистов. Своим фонтанным выплеском некоторые лидеры оппозиции отделили мирно протестующих от буйных, тем самым оскорбив чувства первых. «Вы ушли сразу после девяти? Не остались с товарищами на площади? Значит, вы не такие, как мы, вы — отдельно», — продекларировали они своими действиями.

Это что касается погрешностей выступающих с трибун. Но не менее разрушительное разделение, противопоставление «продвинутых» протестующих отсталым поднимается волной снизу. Эта проблема обозначилась давно, но говорить о ней по-прежнему никто не хочет.

Когда идея с разбивкой на колонны во время шествия 4 февраля еще только обсуждалась, в Фейсбуке многие утверждали, что это хороший способ отделиться от националистов. С ними, видите ли, никто вместе идти не хотел. Так и получилось. Либеральные политики вмешались в общегражданскую колонну, левые выделялись разве что алыми флагами, а националисты пошли отдельно. Некоторые даже подшучивали друг над другом: «Ты когда нас догонял, с нациками шел». — «Да нет, я сбоку, по тротуарчику». На националистов смотрели как на паноптикум (в значении собрания всяких странностей, а не идеальной тюрьмы со всевидящим надзирателем). А когда готовился «Белый круг», граждане спрашивали: «Где будут стоять националисты?». И вовсе не для того, чтобы сомкнуть с ними ладошки.

Это противостояние идет не на уровне оргкомитета, там все мало-мальски друг с другом договорились. Протест гниет изнутри. Мальчики и девочки либералы и просто гражданские активисты брезгуют протестовать вместе со своими ровесниками-националистами. Такими же мальчиками и девочками. Только повод для гордости у них — не студбилет одного из столичных вузов, а национальность.

Они гордятся тем, что русские. Но не из-за какой-то нацистской сверхидейности. А из-за того, что папа таксистом работал, а его подвинули приезжие грузины, вместо мамы в магазине теперь за копейки работает таджичка, а родители сидят вообще без денег и плавно спиваются. Или в школе «держат масть» ровесники-дагестанцы. Но эти ребята из спальных районов не спиваются вслед за близкими и не «мочат черных» по темным улицам, а вступают в движения, в названии которых есть слово «русский». Ходят в качалку в подвале и слушаются вполне «системных» лидеров — торов, демушкиных, крыловых — да зова крови, который, несмотря на юношеский максимализм, удерживают в категории абстрактных понятий. И, заметьте, идут митинговать не за Путина, не за Жириновского. Идут не за теми, кто готов их «национальную идею» взять в оборот, а туда, куда не зовут, где чураются, руки не хотят подать. Они не спрашивают в соцсетях: «Где будут стоять хипстеры? Мы с ними не хотим». Просто кому-то судьба уготовала посещать лекции, а кому-то качалку. Но первые боятся испачкать розовую обертку интеллигентности, а вторые не навязываются.

Конечно, не все наци одинаковые. Я разговаривала на митинге с национал-демократом, финансовым аналитиком. Но таких все же меньшинство. И вне общегражданского протестного движения националисты разбредутся по маленьким группам, которые не сможет контролировать и наставлять на путь истинный ни Тор с Крыловым, ни прочие небожители.

Смотрю на фотографию с «Белого круга». На мосту стоит Навальный, тот самый, которого многие либерально настроенные обыватели прочат в президенты, закрывая глаза на его националистические погрешности. Стоит за руку с лидером движения «Русские» Георгием Боровиковым. Хочется сказать: «Держи, Леша, держи!». А еще: «Встаньте, дети, встаньте в круг». Пора вам уже перестать ломаться, не подавая руки «Васе из параллели, у которого ладони потеют». И пусть не сменится моментально власть, не уйдет из президентов Путин, но вы хотя бы научитесь подавать друг другу руку, раз собираетесь жить дальше в одной стране. И вместе бороться с тем, что считаете для нее вредным.

А хотите продолжать радовать власть — флаг вам в руки. Чтобы вас разогнать, необязательно выводить на площадь омоновцев. Даже воду в фонтане, как предлагали некоторые остряки, включать не надо. Вы растворитесь сами.

Как раз в тот момент, когда верстался воскресный номер «МК», колонна националистов покинула новоарбатский митинг: националист Демушкин увел своих «Русских» со словами «либералы окончательно слили революцию...». Что, собственно, и требовалось доказать.