Кошмарный случай в Казани: Битье определяет сознание

356

Кошмарный случай в Казани, где полицейские-извращенцы запытали до смерти задержанного, ужасен в первую очередь своей... обыденностью.

Традиция избивать людей ради интересов правосудия в России существует не одну сотню лет. Особенно в провинции, где «круговая порука мажет как копоть». Там статус полицейского намного выше, нежели в Москве и Петербурге, там каждый штатский знает: написал заявление на участкового за подзатыльник и зуботычину в прокуратуру или СКР — жди беды. Знакомый из Краснодарского края поделился со мной историей о том, что случилось с его родственником, заявившим на офицера полиции за рукоприкладство. Его через несколько дней «случайно» задержали с марихуаной в кармане, отчислили из института, а родственники-ларечники едва не разорились из-за внезапных проверок. В итоге парень признал, что драка была обоюдной и спровоцированной им же, пострадавшим, из-за личной неприязни.

Откуда же они берутся, эти отморозки, наделенные властными полномочиями? Не могу не вспомнить другого знакомого — сейчас, надеюсь, он еще мотает срок. Дела за избиение задержанных на него заводили дважды — безрезультатно, посадить садиста удалось, лишь когда он в третий раз отмутузил несчастного магазинного воришку. Как-то на прямой вопрос «зачем ты бьешь их», мерзавец честно ответил: «Для профилактики, чтобы боялись!»

Не открою большой тайны, если сообщу, что многие молодые люди изначально приходят в правоохранительные органы, чтобы почесать свои кулаки без юридических последствий. Подобно тому, как педофилы стремятся попасть в образовательные учреждения поближе к детям, некрофилы — устроиться на работу в морги, а наркоманы — в медучреждения. По большей части прирожденные садисты в погонах — это бывшие гопники, воспитанные на блатных песнях, иногда ущербные и униженные кем-то в юности личности, которые, получая удостоверение, наручники, пистолет и «демократизатор», стремятся выместить свои обиды на тех, кто слабее. Объектом немотивированного насилия чаще других становятся наркоманы, опустившиеся алкоголики, уголовники, которые не могут обратиться с жалобой в прокуратуру. Ведь сколько их, бесправных, молча сносят пинки, удары по почкам, унижения! Страшно признать, но о несчастном жителе Казани Назарове стало известно только потому, что он... погиб! С трудом верится, что мужчина в солидном возрасте с несколькими судимостями обратился бы с заявлением о том, что ему в задний проход засовывали инородное тело.

Способна ли система отбора кадров МВД преградить дорогу в полицию случайным неуравновешенным личностям? Конечно, нет, от отморозков не застрахована ни одна организация. Но можно сделать их доступ к системе минимальным или создать толковый механизм учета неблагонадежных служителей закона. В последнее время при приеме на службу стали применять полиграф. Только вот толку от него — как от козла молока. Вопросы примитивны и не позволяют сделать объективный вывод о наклонностях испытуемого. Психотесты морально устарели, кроме того, они имеются в открытом доступе в Интернете. А личные дела сотрудников? Это же уркам на смех! Держу пари: в деле у казанского участкового-садиста Гарифуллина можно прочитать стандартные строки: «характеризуется положительно, в коллективе пользуется авторитетом...». И переаттестация ровным счетом ничего не изменила. А надо бы подробнее расписать о том, что собой представляет каждый полицейский. В частности, было бы неплохо, чтобы в личное дело подшивались абсолютно все заявления и жалобы поступившие на сотрудника, чтобы можно было сделать вывод о том, способен человек поднять руку на подследственного или это не в его стиле.

Конечно, любой полицейский возразит: есть случаи, когда без кулаков не обойдешься. Но такие ситуации, требующие исключительных мер воздействия от правоохранителей, можно пересчитать по пальцам — остальное результат банального непрофессионализма, наложившегося на моральную деградацию. Увы, сегодня в МВД большой дефицит «Коломбо» и «Шерлоков Холмсов», способных исключительно криминалистическими методами и хорошим знанием психологии распутать преступление. Дыры в следствии затыкаются чистосердечным признанием, добытым чуть ли не под пытками. И никакими веб-камерами, которые в спешном порядке начали устанавливать в казанском отделе полиции, ситуации не изменишь.

Иван Петров, Московский Комсомолец
Tеги: Россия