Гибкий язык вертикали

26

Превышение служебных полномочий с применением насилия — именно так на языке властей называется то, что делали казанские полицейские с задержанными гражданами.

Это то, что им ставится в вину. То, в чем они подозреваются.

Каждый раз, когда я слышу эту формулировку по телевизору, во мне поднимается возмущение.

Групповое изнасилование, погубившее человека, — это не превышение служебных полномочий. Это зверское убийство, которое совершили люди, находившиеся на службе. И так и надо говорить: они подозреваются в изнасиловании и убийстве. В тягчайшем преступлении, совершенном организованной группой лиц по предварительному сговору. А вовсе не в превышении служебных полномочий.

Превышение служебных полномочий — это выход за их пределы. В перечне полномочий полицейских ОВД нет ни пыток, ни применения насилия к задержанным. Когда они применяют насилие, они не превышают полномочия и не выходят за их пределы. Они совершают отдельное, самостоятельное преступление, никак с их полномочиями не связанное. И в том, что власти усматривают здесь связь и навязывают ее нам, я вижу стремление скрыть настоящее преступление. Заретушировать истину. Подобрать ей нейтральную подмену в гибком своем языке и не называть вещи своими именами.

То же самое делают власти, когда вскрывается очередная махинация с государственными средствами. Когда выясняется, например, что некий губернатор вместо того, чтоб строить школу, приобрел виллу в Испании, а тыловики Минобороны закупили для армии пыль вместо угля, вложив разницу в цене в развитие личного бизнеса.

На гибком языке властей такие финты называются нецелевым использованием средств. Не на ту типа цель деньги пошли: надо было на школу, а их маханули мимо. На самом же деле это совсем другое преступление. Хищение государственных средств в крупных размерах, а иначе сказать — воровство, причем не у кого-нибудь, а у своего народа — у нас, у людей, которые платят налоги, чтоб на них нашим детям строили школы, а нашим солдатам отапливали казармы.

У нас эти деньги украли внаглую. Намеренно и продуманно скоммуниздили. И так и надо про это говорить — чтоб всем и все было понятно и ясно.

Кокетливые кружавчики «нецелевых использований» и «превышений полномочий» вывешиваются, чтоб сбить людей с толку. Чтоб люди не до конца понимали, что же произошло и как их надули в очередной раз. Чтоб подследственных можно было потом оправдать или дать срок условно. Чтоб не слишком срамить государство в глазах мировой закулисы. Чтоб нам не казалось, что все очень плохо. Чтоб еще оставались иллюзии, у каждого — свои.

Свежий пример «кружавчиков» — хулиганство, в котором обвиняют девушек из Pussy Riot.

На самом деле их не за хулиганство держат в СИЗО. Их держат за политику. За то, что выступили против Путина и против церкви, которая фактически стала частью государства.

Если бы в тех же нарядах они ввалились в храм и исполнили рок-хвалу Путину и патриарху Кириллу — это было бы хулиганство, да. Но их не закрыли бы за него в следственном изоляторе, как опасных преступников. Нет, их бы максимум оштрафовали. Но тут же пригласили бы выступить на концерте в честь инаугурации.

А их закрывают и укутывают в кружавчики «хулиганства». Зачем? Чтоб люди не до конца понимали, что произошло. Чтоб у православных оставались иллюзии относительно церковной элиты. Чтоб ажурные занавески изворотливого лексикона властей прикрывали некрасивую правду.

Насилие — превышение полномочий. Воровство — нецелевое использование средств. Протестное выступление — хулиганство.

А искажение истины — это что?

На гибком языке власти искажение истины — это лукавство в интересах государствах. Но на самом деле это просто обыкновенное вранье.

Юлия Калинина, Московский комсомолец
Tеги: Россия