Куда "капитан Путин" заведет "фрегат "Россия"

91

В третий раз в одну и ту же реку вошел Владимир Путин. Как и в 2000 и 2004 годах, ВВП вновь стал официальным верховным лидером России.

Какими будут очередные шесть лет правления Путина сейчас, естественно, неведомо никому. Зато очень хорошо ясно, что от нашего нового-старого президента требуют национальные интересы страны.

Принеся присягу перед зданием Конгресса, свежеиспеченный президент США следует к Белому дому по запруженным ликующими толпами улицами.

Избранный президент России в 2012 году следовал к месту принесения присяги по абсолютно пустым центральным московским магистралям. Не знаю, чем руководствовался Владимир Путин, выбирая именно такую манеру своего нового вступления на президентский престол. Возможно ВВП не хотел, чтобы его праздник был омрачен какими-нибудь выходками недовольным.

Предосторожность вполне простительная и понятная на фоне того, что творилось за сотни метров от Кремля накануне инаугурации. Но намерения намерениями, а результат результатом. Кортеж без пяти минут главы государства на фоне абсолютного отсутствия простых людей на улицах стал самым мощным и зримым символом российской политики образца 2012 года.

Если верить Конституции, то именно народ является главным и единственным источникам власти в нашей стране. Но, если верить своим собственным глазам, то место народа у телевизора. Простым людям отведена роль наблюдателей. А таинства управления страной - это дело элиты, которая в это время терпеливо ожидала ВВП в трех разделенных по ранжиру кремлевских залах.

"Вступая в должность президента Российской Федерации, понимаю всю свою ответственность перед Родиной"- заявил Путин сразу после принесения присяги в качестве главы государства.

Президентские слова о "лежащей на мне великой ответственности" - такая же обязательная часть церемониала инаугурации как и поцелуй жениха и невесты на свадьбе. Однако в случае с ВВП слова об
ответственности - это не только торжественная, но несколько дежурная фраза.

Какой год и век не возьми - 1912 год, 1812 год, 1712 год - у России была всегда одна и та же ключевая проблема: отсутствие развитых и сильных политических институтов и гипертрофированная роль личности у власти.

Наступление XXI века в этом плане ничего не изменило. При Путине - а президентство Медведева навсегда останется в истории как составная часть эпохи ВВП- большинство жителей России стало жить сытнее, комфортнее и стабильнее.

Но все это происходило на фоне деградации и без того не слишком развитых политических институтов. Если с ценами на нефть, дай бог, будет все в порядке, дальнейшее продолжение прежнего путинского курса способно еще несколько повысить уровень жизни части населения. Но это будет достигнуто ценой безнадежного отставания России в мировом экономическом и геополитическом соревновании.

На протяжении веков мы привыкли побеждать не умением, а числом. Мы привыкли заявлять " мы за ценой не постоим". Мы привыкли думать, что никто не может сравниться с нашей страной по количеству людских, природных и военных ресурсов.

Но мир меняется и меняется очень стремительно. Когда наш новый старый президент появился в 1952 году на свет, Китай был в экономическом смысле абсолютно ничтожной державой, смотрящей на своего соседа - нашу страну - снизу вверх. Сегодня мысль о том, что когда-нибудь Россия сможет обогнать Китай по объему экономики не звучит даже в научно-фантастических романах.

На момент рождения Владимира Путина мы входили в первую пятерку стран мира с самым большим населением. Сегодня мы в этом плане на девятом месте. Нас перегнали такие страны как Бангладеш и Нигерия. Вывод из всего этого давно стал очевиден для всех думающих людей России. Чтобы сохранить место России в мире, мы должны научиться брать умением. Мы должны преобразовать свою полуфеодальную политическую систему, основанную на личностях, а не на политических институтах. Мы должны перезапустить свою экономику с ее креном на тотальную распродажу сырья.

Понимает ли все это Владимир Путин? Возможно, да. " Сегодня мы вступаем в новый этап национального развития, нам потребуется решать задачи принципиально иного уровня, иного качества и масштаба. Ближайшие годы будут определяющими для судьбы России на десятилетия вперед" - эти пассажи из из речи ВВП после его вступления в должность в принципе можно воспринять дежурную политическую риторику.

В конце концов обещание " великих свершений впереди" - это тоже обязательная часть церемониала инаугурации. Не может же новый президент России заявить: по большому счету меня все устраивает. И дальше мы постараемся жить так, как мы жили и до этого!

Но как не относись к Владимиру Путину, это человек с чувством собственной миссии. Он искренне хочет переустроить Россию, изменить ее к лучшему. Но чтобы достичь этой благородной цели, одного искреннего желания его лидера явно недостаточно. ВВП должен в том числе понимать: развитие политических институтов в России означает неизбежное снижение его личной роли.

Готов ли наш новый-старый президент принести такую жертву? Или требовать чего-то подобного у любого человеческого существа - требовать невозможного?

Боюсь, что более ли менее четкий ответ на этот судьбоносный вопрос мы получим только в ходе нового путинского президентства. А пока у меня есть пожелание к будущим устроителям президентской инаугурации 2018 года. На третьей инаугурации Путина мне очень понравилось быть среди избранной публики в Георгиевском зале Кремля (в Александровском или Андреевский зале было бы еще приятнее - они выше по ранжиру). Но вид президентского лимузина на фоне пустого Нового Арбата показался мне уж очень депрессивным.

Пусть в 2018 году у нас в этом отношении все будет как в Америке. Если так и произойдет, то можно будет говорить о хотя бы одном важном достижении третьего президентского срока Владимира Путина.