Странности шенгенского соглашения

58

Встретились, поговорили, разъехались. Это я про саммит Россия—ЕС (и про только что закончившийся, и про все предыдущие).

Если рассуждать не с позиций высокой политики и большого бизнеса, а с приземленной, обывательской точки зрения, главный вопрос российско-европейских отношений для меня укладывается в одну-единственную проблему: когда начнем друг к другу ездить без виз?

Боюсь, что очень не скоро. Настолько не скоро, что, кажется, никогда.

Мне приходится часто общаться с дипломатами европейских стран. И всякий раз я задаю вопрос насчет безвизового режима. Не потому, что надеюсь услышать что-то новое — а слышу почти всегда одно и то же: мы бы с нашим удовольствием давно бы визы отменили, но мы связаны нашими обязательствами по Евросоюзу. И говорится все это, полагаю, искренне. Иногда даже хочется собрать представителей всех стран, входящих в ЕС, и задать вопрос про визы.

Впрочем, дипломаты на то и дипломаты, чтобы выкрутиться, — скажут, что они-то все как один «за». Но вот есть законодательная и исполнительная власть в их странах плюс бюрократия в Брюсселе — и вот тут-то главная затыка. Но и брюссельский чиновник Баррозу на голубом глазу уверяет, что безвизовый режим — «это недалекое будущее». Правда, зависит все от политической воли всех 27 стран — участниц ЕС, а также и от технических вопросов, которыми нужно заниматься и российским властям. Никто и никогда не скажет, что визы — это навсегда.

А в неформальных беседах некоторые дипломаты скажут, что, мол, неча на зеркало пенять, — и поведают, каково европейцам приходится несладко при получении российских виз. И это, право, так. Другие в кулуарах вообще зададутся вопросом: «А оно нам надо?» И пояснят, что российские приезжие не делают погоды в туристической сфере европейских стран. Да и вообще, не графья, получат визу и как миленькие поедут набираться впечатлений и покупок. И в этом тоже есть сермяжная правда: нам больше нужно в Европу, чем европейцам — к нам. Третьи могут в пылу откровенности дойти до неполиткорректности и намекнуть, что толерантные европейцы не столько боятся, что жители Нечерноземья или Урала массово начнут переселяться в беззащитную Европу, сколько побаиваются, что с отменой виз в нее хлынут толпы горячих жителей Кавказа, желающих пустить корни к западу от Российской Федерации. А если учесть, что и без того «старая Европа» наводнена «понаехавшими тут» восточноевропейскими братьями по ЕС и шенгенскому пространству, то боязнь заполучить неконтролируемый поток миграции из проблемного региона вполне понятна.

Но не все так плохо, уверяют нас брюссельские партнеры и работающие в Москве дипломаты. Главное, чтобы процесс пошел! Смотрите, каких вам визовых центров понастроили! Через Интернет заявки принимаем! Очереди уменьшаем! Для отдельных категорий, и журналистов в том числе, льготные условия создаем. Стоп, насчет визовых центров и прочих удобств ничего не скажем — оно действительно удобно. Но механизм облегчения визового режима для журналистов работает со скрипом. Единая система буксует — могут дать надолго, а могут и не дать. Искать логику тут лучше даже не пытаться. В позапрошлом году, к примеру, дали мне визу на год, забрезжила надежда, что следующий «шенген» дадут тоже не меньше чем на год. А то и на три. Размечтался. Собрался съездить в симпатичную балтийскую страну в командировку — пустили всего на 4 дня. Попросил мой коллега, только что вернувшийся из Венгрии, «длинную» визу в эту же страну. Дать пообещали на год, но выдали всего на несколько дней. Да что далеко ходить, на том же питерском саммите РФ—ЕС президенту Путину даже пришлось заступиться за корреспондентов, работающих в «пуле», которые испытали проблемы из-за выданных всего на пару дней виз. Как говорится, «ну, если уж и в Моссовете»... А что говорить не об «облегченцах», а о простых законопослушных любителях посмотреть мир?

И многого ли стоят облегчения, когда каждый раз, идя за визой, собираешь толстенную пачку документов, ксерокопий, справок, выписок? Куда, интересно, все это девается? При нынешней компьютеризации там, у них, на Западе? Или все это нужно, чтобы обеспечить работой кучу народа? А может, все дело в деньгах? Минимум 35 евро за каждый поход за визой, поди плохо...

Был бы я безответственным молодым радикалом, кинул бы клич на всю Россию — ездить в визовую Европу по минимуму. По большой, так сказать, необходимости. Или не ездить вообще, пока не станут пускать просто так. Но я не молодой радикал и какую-никакую ответственность чувствую. И понимаю: даже если кто-то откликнулся, то чиновники в ЕС вряд ли оценят по достоинству этот бойкот. Им от него ни холодно ни жарко. А потому, как придет в голову идея съездить по европам, пойду собирать документы на визу. Как миленький.