Лебедев как «кандидат в Ходорковские»

24

С каждым днем в России множатся ряды «мучеников за демократию». Последний желающий приобщиться к сонму «пострадавших за сопротивление режиму» — банкир Александр Лебедев. Олигарх заявил, что его травят и вынуждают продать собственность в РФ по политическим мотивам.

Действительность не менее скандальна, но куда более прозаична. Сначала Лебедев вступил в бизнес-конфликт с людьми, близкими к верхушке одной из наших силовых структур. А затем магнат искал заступничества у Путина, но так его и не получил.

Интервью Александра Лебедева агентству Рейтер, в ходе которого «мужественный банкир» сделал свое «сенсационное заявление», выдержано в стилистике то ли книг о Джеймсе Бонде, то ли западных репортажей о советских диссидентах.

— Я думаю, что самая большая проблема — это то, что страна управляется по модели личной власти, — заявил агентству Рейтер Лебедев, чье общее состояние было в марте оценено «Форбсом» в размере 1,1 миллиарда долларов. — Я надеюсь, что ошибаюсь, когда говорю, что мы находимся на грани политических репрессий.

Лебедев с его белыми волосами, мягкой манерой разговора и очками в черепаховой оправе утверждает, что ему грозит судьба, схожая с участью лидера протеста Алексея Навального. Одетый в серые джинсы, кроссовки, темный голубой пиджак и галстук, Лебедев уверен, что расследование в его отношении — и отдельное расследование в отношении его Национального резервного банка — вызвано его откровенными взглядами и антикоррупционными расследованиями, которые, по его словам, он проводит».

Мелодраматические заявления политиков и бизнес-магнатов, как известно, почти всегда стоит делить надвое. Попробуем сделать это и в отношении речей Александра Лебедева. Скорее всего, банкир действительно загнан в угол. Иначе бы он не делал столь резких движений и не говорил слов, которые еще неизвестно как отзовутся. Когда Лебедев говорит о тревоге за свой бизнес, свою безопасность и свою свободу, я склонен ему верить.

Что вызывает у меня гораздо меньше доверия, так это постоянный рефрен: «я пострадал за свои демократические убеждения». Нет, в то, что банкир искренне считает себя сторонником демократических ценностей, я тоже верю. Но при этом Лебедев — стопроцентный продукт российской модели капитализма олигархического образца.

Есть такой термин «уполномоченный олигарх». Это как раз про бывшего советского разведчика не очень высокого ранга Александра Лебедева. Путевку в финансовую стратосферу он получил еще в 1995 году из рук тогдашнего премьера Виктора Черномырдина. В возглавляемом Лебедевым Национальном резервном банке хранились деньги «Газпрома».

И не важно, что в эпоху Путина Лебедев был известен публике прежде всего своей демократической риторикой и поддержкой оппозиционной «Новой газеты». За кулисами — там, где это реально считается, — банкир всегда подчеркнуто демонстрировал лояльность Путину.

Говорят, например, что многочисленные публичные наскоки Лебедева на тогдашнего мэра Москвы Лужкова несколько лет тому назад делались им в угоду ВВП. Владимир Владимирович не хотел тогда прямо наезжать на неугомонного столичного градоначальника. Но при этом хозяин страны считал важным, чтобы Лужкова «держали в тонусе».

Но в современной России лояльность в отношении Путина не является абсолютной гарантией безопасности для бизнесмена. С Лебедевым случилось самое страшное, что может произойти с предпринимателем в нашей стране. Он оказался в состоянии жесткого бизнес-конфликта с людьми, близкими к верхушке одной из самых могущественных отечественных спецслужб. Неформальные обращения за помощью к Путину успеха не принесли. И прижатый к стенке Лебедев решил контратаковать другим способом.

Где же здесь политика? Политика используется в качестве оружия обоими участниками схватки. Александр Лебедев пытается давить на ВВП через Запад и с помощью демонстративной поддержки оппозиции. Именно Лебедев был, например, инициатором выдвижения Алексея Навального в совет директоров «Аэрофлота». Такими действиями банкир посылает Путину совершенно определенный сигнал: может, вы все-таки за меня заступитесь, Владимир Владимирович? Я не намерен безропотно лечь на жертвенный алтарь. Если вы отдадите меня на растерзание конкурентам, я намерен устроить всем — включая вас — максимум неприятностей.

Оппоненты Лебедева из числа силовиков считают, что такая тактика банкира им только на руку. Мол, вы это видели, Владимир Владимирович? И кто теперь посмеет сказать, что мы зря его давили? Он же разоблачил себя как матерый вражина!

Под уничтожение бизнес-конкурента подводится идеологическая основа. Лебедева требуется убрать со сцены как «угрозу стабильности». Как заявил по поводу Лебедева глава Комитета Государственной думы по экономической политике Игорь Руденский: «Люди, которые занимаются серьезным бизнесом и не лезут в политику, никакого давления со стороны власти не испытывают». Но некоторые бизнесмены используют свои возможности для того, чтобы «подогревать возмущение граждан, выводя их на улицу, что недопустимо».

В бессмертной комедии Гайдая легким движением руки брюки превращались в элегантные шорты. В современной российской действительности с помощью не менее «легкого движения руки» бизнес-разборка превращается, в зависимости от политических взглядов, в «борьбу с режимом» или в «борьбу с крамолой». Александр Лебедев лукавит, уверяя, что его прессуют за политику. Но реальная картина едва ли менее неприглядна.