Поступят ли Pussy Riot по-христиански?

97

Сначала казалось, что это все какая-то глупость. Вы же помните, сразу после «панк-молебна» никто особенного внимания этой истории не уделял. Ну набезобразничали арт-политакционистки в храме, ну задержали их.

Современное искусство (оно так молодо только называется, на самом деле ему уже лет 50 как минимум) основано на провокации, зачастую политической. Во всем мире, в Советском Союзе, в постсоветской России все, в том числе и власти, к этому давно привыкли. Десятилетиями такие выходки казались обыденным делом. За них легко хлопали по попе и отпускали творить «шедевры» дальше.

Однако сейчас на эту абсолютно детсадовскую провокацию серьезные дяди из патриархата почему-то поддались. Сначала думалось, что к лучшему. Ай, молодцы девчонки, выволокли всю гнусь режима наружу. Показали, мол, слияние власти и церкви, стяжательство, неспособности высших сановников усвоить основной христианский принцип всепрощения. Вроде как и раньше это подозревали. Знакомый батюшка в сердцах рассказывал, как перед выборами приходил циркуляр, в котором предписывалось агитировать за партию власти и ее кандидата. Но как-то это было тихо, мучительно, скромно. Сам же батюшка в результате указание вышестоящих инстанций не выполнял, и от этого рождалось сочувственное понимание. И вот этим летом весь этот сор как будто сам вылетел из избы РПЦ.

Что может быть лучше? Но нет. Сторона защиты, почувствовав свою силу, ринулась в атаку. Адвокаты Волкова, Фейгин и Полозов сосредоточились больше на пиаре (работа с судом через СМИ, разумеется, входит в обязанности любого адвоката). Они требовали отвода судьи, падали в обморок, рычали на ни в чем не повинную псину, которую по глупости притащили в битком забитый зал приставы.

Не отставали от адвокатов и посещавшие процесс журналисты. Люди с гуманитарным образованием с удовольствием вступали в перепалки с профессионально хамоватыми приставами, вели истеричные трансляции в «Твиттере», хихикали над ошибками в обвинении и мракобесными заключениями экспертов. Про либеральную общественность лучше вообще молчать. Хомяк — животное стадное, кровожадное, злопамятное.

Так что в анонимных угрозах судье Марине Сыровой и просьбе Мосгорсуда обеспечить ее охрану ничего неожиданного нет. Как нет ничего неожиданного и в реакции адвоката Полозова. В своем «Твиттере» по этому поводу он написал: «Надеюсь, охранять будут спецсредствами — собаками. Собачья свора в суде всегда лучше одного лающего пса». После юрист еще ретвитнул комментарий в том же духе: «Судью Сырову взяли под охрану. Ооок! Когда придет время, останется только переименовать ее в стражу».

Pussy Riot обвиняют в хулиганстве по мотивам религиозной ненависти. Там, на амвоне, ее, скорее всего, не было. Но теперь в обществе и на просторах Интернета она есть, и немалая. Идет настоящая травля. Воцерковленные знакомые, уже давно пристыженные этой историей, не могут больше терпеть. Для них это воспринимается очень тяжело: в самое сокровенное засунули нож и там ковыряют. Им больно, стыдно, но правила, которые они на себя приняли, не позволяют им осуждать церковное руководство. Остается только жалобно причитать: «Есть не только Кирилл и Чаплин. Есть Кураев и Смирнов».

Да, сторонники Pussy Riot правы, когда утверждают, что власть и церковь ведут себя не по-христиански. Но и от них непротивлением и не пахнет. Своим поведением на процессе они унижают подневольную (по их же собственному мнению) судью, всячески выражают презрение к судебной власти. Сами причиняют душевную боль миллионам сограждан. Они знают, что правы только они, а все, кто не согласен, — враги. И никто не думает, что сказал бы Иисус, оказавшись в Хамовническом суде. А ведь слова эти нам точно известны: «Прости их, Господи. Не ведают, что творят».