Получит ли вся страна доступ к всемирной паутине?

42

С тех пор как президент Медведев объявил войну «цифровому неравенству», реально мало что изменилось.

Хотя о том, что Интернет шагает по стране недостаточно бодрыми темпами, много сказано со всех трибун.

Недавно, выступая в Совете Федерации, заместитель председателя Правительства РФ Аркадий Дворкович заявил, что задача будет решена к 2015 году. К этому сроку планируется охватить широкополосным интернет-доступом (ШПД) 95% домохозяйств страны.

Это фундаментальное заявление вызвало большое недоумение экспертов рынка и множество вопросов, как такое возможно. Попробуем разобраться.

В настоящее время в России проникновение ШПД составляет порядка 40% домохозяйств. Темпы роста — порядка 10% в год, причем они имеют явную тенденцию к снижению: в 1-м полугодии 2012 года уровень проникновения ШПД в России вырос на скромные 2% по сравнению с показателями на конец 2011 года (AC&M). Это соответствует мировым тенденциям: в целом по миру во 2-м квартале2012-го спрос на услуги фиксированного ШПД также сократился, и рост рынка составил всего 1,9% (Broadbandtrands). Рынок интернет-доступа растет теперь преимущественно за счет беспроводного сегмента.

Но даже при сохранении существующих темпов проникновения ШПД в России было бы логичным прогнозировать рост подключений за 3 года до 60%, никак не 95%. Кстати, даже в компактной Германии целевой показатель по охвату населения составляет 90% (не 100 и не 97), так как 10% граждан по разным соображениям не хотят подключаться к Интернету.

Почему Германия ставит именно такие национальные цели по развитию ШПД и каким способом планирует их достигать, легко ответить, так как там есть целевая государственная программа развития ШПД — официальный документ, который содержит весь комплекс мер, предпринимаемых государством для достижения заданных целей. Как, впрочем, и в других странах, которые опережают нас в сфере связи.

Международный опыт развития ШПД касается различных аспектов развития инфраструктуры, стимулирования конкуренции, финансового участия государства в виде прямого и косвенного финансирования. Для мобилизации участников телекомрынка на борьбу с цифровым неравенством государства мира используют различные способы стимуляции, включая налоговые льготы и специальные программы морального и материального поощрения строительства сетей для депрессивных территорий и отдельных групп населения в рамках общенациональных программ господдержки (The National Brodband Plan).

Например, США — оплот свободной конкуренции, страна с высоким уровнем спроса: покрытие ШПД на 2011 год составляет около 70% населения, запланировано государственное финансирование на уровне не менее $15,5 млрд к 2020 году. Бразилия, которая по многим показателям для нас сейчас служит ориентиром: проникновение ШПД порядка 30%, планируется инвестировать $14,6 млрд до 2014 года. Австралия (более 65% проникновения ШПД) за 10 лет до 2021 года обеспечит государственное финансирование $40,9 млрд, чтобы подключить 93% домохозяйств.

Мировой опыт показывает, что проникновение высокоскоростного ШПД — весьма дорогое удовольствие, и пока что для всех остается мечтой, за исключением особо благополучных стран со сплошным покрытием небольших территорий с высокой плотностью населения (пример Европы).

В России все проще: сказано, будет 95% домохозяйств к 2015 году. Сказано, что основная компания, которая должна этим заниматься, — «Ростелеком», у которой «есть все необходимые ресурсы, чтобы решить задачу без дополнительной бюджетной поддержки» и «резко ускорить реализацию этих планов».

Министр связи Никифоров уточнил, что интернетизацией страны «Ростелеком» займется из своего бюджета.

В этот момент другие телекомоператоры облегченно выдохнули.

Интернет для них — точка роста, но отнюдь не прибыли: трафик растет быстрее, чем доходы, и идти в отдаленные регионы, где нет массового спроса, никто не торопится — для коммерческих структур это неоправданно высокие расходы с размытой перспективой возврата инвестиций.

По оценкам экспертов ТПП, инвестиции в ШПД в целом по стране (в зависимости от целей по охвату населения и единой по стране гарантированной скорости доступа) могут составить 1,5–2 трл руб.

Инвестпрограмма «Ростелекома», которая также была подвергнута критике зампреда Правительства РФ А.Дворковича за избыточное развитие мобильного направления, составляет на 2012 год порядка 80 млрд руб., из них примерно половина — инвестиции в ШПД. То есть если даже все инвестиции «Ростелеком» направит исключительно на строительство сетей ШПД и не будет развивать другие технологии, ему потребуется более 20 лет для того, чтобы самостоятельно профинансировать и реализовать поставленную задачу.

Понятно, что Дворкович, курирующий в правительстве ТЭК, АПК и модернизацию экономики, не является экспертом во всех телекоммуникационных тонкостях. Адресовать вопросы надо тем, кто готовил это программное заявление.

В профильном министерстве (Мининформсвязи), которое возглавляет Николай Никифоров, за связь отвечает один из трех его замов, Денис Свердлов. Очевидно, Свердлов и есть тот человек, который мог бы как профессиональный связист прояснить, какой смысл сотрясать воздух и ставить заведомо нереалистичные задачи.

Пока ответа нет, возникает другой вопрос: как будет развиваться отрасль? Будет ли профильное министерство, которое должно стоять на страже государственных интересов, игнорировать или учитывать мировой опыт и здравый смысл и что получит страна в результате такой «интернетизации»?

Никита Кричевский, д.э.н., профессор, председатель экспертного совета «Опора России».