Турция возьмет с российских нефтяников почти 10 млрд долларов

8

Турция намерена ужесточить правила использования проливов Босфор и Дарданеллы. Меры направлены на повышение стоимости перевозок нефти и напрямую коснутся российских нефтяных и судоходных компаний. Впрочем, по мнению экспертов, опрошенных GZT.RU, реальной альтернативы проливам все равно нет.

Турция пригласила ведущие нефтяные компании мира на экстренное совещание, которое состоится на следующей неделе. Это те компании, которые используют черноморский маршрут для поставок нефти на мировой рынок, сообщает агентство Reuters. Для участия во встрече приглашены Chevron, Exxonmobil, BP, Total, ENI, а также российские и казахстанские компании, приводит агентство слова чиновника правительства Турции.

Правительство Турции уже давно пытается ограничить транзит опасных грузов (прежде всего, нефти) через проливы. Недавняя катастрофа на скважине компании ВР в Мексиканском заливе, где до сих пор не удается остановить утечку нефти из скважины, только укрепила турецкие власти в этом намерении.

Анкара намерена воспользоваться опытом американских властей, которые потребовали от ВР внести $20 млрд в фонд ликвидации последствий аварии. Как заявил Reuters представитель турецких властей, рассматривается возможность создания аналогичного фонда для защиты экологии проливов. Его размер составит «минимум $20 млрд». Средства в фонд по замыслу Турции должны будут внести нефтяные компании.

Предмет для обсуждения

Значимость черноморского маршрута для российских экспортных поставок переоценить сложно. Через южные порты России проходит почти четверть экспорта нефти и половина экспорта зерна. По данным компании «Петромаркет», в 2009 году доля России в общем количестве поставок нефти через проливы составила 37%, а нефтепродуктов— 90%. Поэтому основной платеж в турецкий фонд придется делать россиянам.

В российских нефтяных компаниях пока к этой идее относятся с осторожностью. Представитель ТНК-ВР Николай Горелов подтвердил GZT.RU, что приглашение на встречу получено. Сейчас решается вопрос, кто будет представлять компанию. Что касается предложений турецкой стороны, то их обсуждать сейчас преждевременно: сначала нужно выяснить, что именно имеется в виду, полагает Горелов.

По словам представителя ЛУКОЙЛа Дмитрия Долгова, компании, «скорее всего, будет участвовать в обсуждении». «Это важный для нас вопрос, мы экспортируем большие объемы через Новороссийск и Туапсе, имеем долю в Каспийском трубопроводном консорциуме»,— сказал он.

Вопрос же создания «аварийного» фонда, по его словам, предмет для длительного обсуждения. Возможно, более справедливым было бы, чтобы на ликвидацию потенциальных разливов нефти сбрасывались судовладельцы, добавил он, отметив при этом, что это его личное мнение. В «Роснефти» и «Газпром нефти» прокомментировать новость затруднились.

Запах серы

Еще одна турецкая идея, которая должна улучшить экологическую ситуацию в районе проливов,— запрет на использование судами топлива с содержанием серы более 1% вместо разрешенных сейчас 3—4%. «Это приведет к серьезным дополнительным расходам, но мы должны пойти на это»,— сказал Reuters турецкий чиновник.

Как пояснил GZT.RU представитель одной из крупнейших российских бункерных компаний, сейчас в черноморском регионе судами ежегодно потребляется около 4—4,5 млн т мазута. Разница в ценах между высокосернистыми и низкосернистыми сортами топлива составляет около $50. Таким образом, если эта мера будет введена, дополнительные расходы судовладельцев, использующих турецкие проливы, превысят $200 млн. Это, по мнению собеседника GZT.RU, неизбежно вызовет рост цен на фрахт и стоимости страхования судов, хотя оценить его размер он затруднился.

Статистики, которая позволила бы оценить, какая доля этих расходов ляжет на российских судовладельцев, в нашей стране не ведется, посетовал GZT.RU директор Союза российских судовладельцев Вячеслава Заморянов.

По мнению трейдера стамбульской компании Oiltrade Marine Олега Ковалева, увеличение спроса на низкосернистое топливо потребует строительства новых установок сероочистки на российских нефтеперерабатывающих заводах. Сейчас только два завода в стране способны выпускать топливо требуемого качества. Между тем реконструкция заводов— очень дорогостоящий проект.

Альтернативы нет

Транзитные возможности турецких проливов практически исчерпаны, говорит директор по развитию бизнеса «Петромаркет» Анна Пановко. Но в ближайшей перспективе никакой реальной альтернативы проливам Пановко не видит.

Проект обходного нефтепровода Бургас — Александруполис уже вряд ли будет осуществлен. А более реальный проект обходного нефтепровода Самсун — Джейхан будет реализован лишь через несколько лет и полностью заменить морской маршрут все равно не сможет.

Предлагаемые Турцией меры все равно не сделают перевозку нефти через проливы экономически невыгодной, полагает начальник отдела инвесткомпании «Универ» Дмитрий Александров. Даже в случае, если обходные трубопроводы будут построены, транспортировка по ним будет дороже, чем через проливы.

Если сейчас танкер можно загрузить в Новороссийске и отправить прямо покупателям в Италии или Франции, то с новыми нефтепроводами придется отправлять его сначала в турецкий порт Самсун и платить там за разгрузку танкера, потом платить за транспортировку нефти по трубе до Джейхана, а в Джейхане еще раз платить за загрузку нефтью нового танкера. И только после этого нефть попадет к западноевропейским покупателям.

В поисках плюсов

Правда, у сухопутных маршрутов есть и плюсы. Так, порт Джейхан позволяет обслуживать танкеры гораздо большего объема, чем те, которые сейчас ходят по Босфору. И если для поставок на средиземноморский рынок это не так уж важно, то для экспорта, например, в США этот показатель критичен. Чем больше нефти можно погрузить в танкер, тем дешевле обходится транспортировка одного барреля, поэтому поставки в США становятся экономически выгодными.

Кроме того, поставки по трубе не зависят от погодных условий, из-за которых то и дело закрывается навигация по Босфору. Да и последствия аварии на трубопроводе по своим масштабам несравнимы с крушением танкера.

В перспективе значение обходных маршрутов будет возрастать, уверен Александров. «Намерения Турции в отношении транспорта по проливам серьезны,— говорит он.— Постепенно ужесточение будет все больше, поскольку туризм для этого региона не менее важен, чем транспорт».

Однако полностью перекрывать нефтяной транзит через проливы Турция все же не будет. Да это и не входит в ее планы, уверена Анна Пановко из «Петромаркета». Хотя риск разлива нефти действительно существует, Турция использует этот аргумент, в первую очередь для того, чтобы продвигать свой проект Самсун-Джейхан и повышать плату за пользование проливами.