Отсутствие засухи и других природных катаклизмов тормозит рост цен на продукты

6

Стремительный рост цен на продукты питания, стартовавший в конце прошлого лета, кажется, начал сбавлять свои темпы. Причиной тому в первую очередь стала благосклонность природы — “засуха-2010” не повторилась. 

Заслуг чиновников здесь, к сожалению, немного: правительство за прошедший год ни разу не воспользовалось своим правом вручную регулировать цены (при резком скачке цен на 30% и более), а зерновое эмбарго, отмененное лишь в начале июня 2011 года, никаких результатов, кроме потерянных позиций на мировом рынке, не принесло. 

Зато грядущий сбор урожая прогнозируется экспертами как один из самых масштабных за последние несколько лет — одного только зерна планируется собрать на 10 млн. тонн больше среднего уровня потребления по стране. На этом благоприятном фоне отечественная инфляция уже три раза замирала на нулевой отметке. Что не может не радовать тружеников из Минэкономразвития — рост потребительских цен пока вписывается в их годовой прогноз (6,5—7,5%).

Почему замерла инфляция?

«Пока инфляция идет ближе к нижней границе нашего годового прогноза», — уверен замглавы Министерства экономического развития Андрей Клепач. Тем не менее он не исключает возможности того, что его ведомство может пересмотреть прогноз по потребительскому росту цен — уточненный макропрогноз, по словам чиновника, будет подготовлен в конце августа — начале сентября. В июле Минэкономразвития ожидает инфляцию на уровне 0,2–0,3%. Хотя с начала месяца этот показатель составил пока всего 0,1%, причем две недели подряд — с 5 по 18 июля — Росстат фиксировал нулевую инфляцию (еще один раз цены замирали на неделю в середине июня). Всего с начала года потребительские цены выросли на 5,1%.

Причины замедления темпов инфляции экспертное сообщество видит в ранее накопленном потенциале — начиная с прошлого августа, подгоняемый в основном ажиотажным спросом на продукты питания и печальными вестями о сборе урожая, рост цен набрал высокую скорость, догнав показатели посткризисного 2009 года (8,8%). Сейчас, когда никаких объективных причин для удорожания продуктов нет, производители, поставщики и продавцы стали цены сдерживать, стараясь вновь вызвать интерес к тем видам товаров, спрос на которые упал, — ту же гречку сейчас можно найти и по 60–65 рублей, хотя основные ритейлеры все еще выставляют 900-граммовые пакеты крупы по 80–85 рублей (см. таблицу).

Как снова завоевать мировые продуктовые рынки?

Урожай зерна в России в 2011 г. может превысить прогнозируемые ранее 85 млн. тонн. «Я думаю, даже больше будет», — делится своим личным мнением замглавы Минэкономразвития. Ранее Клепач уже называл цифру урожая в текущем году — не менее 80 млн. тонн. Что интересно, в связи с высокими ценами уровень потребления хлеба, муки и других зерновых изделий в последний год ощутимо упал — примерно до 73–75 млн. тонн на страну. Теперь, с учетом текущих запасов, новый экспортный потенциал России составит от 10 млн. тонн. По словам министра сельского хозяйства Елены Скрынник, в этом году на продажу за границу будет направлено не менее 18 млн. тонн зерна.

Эксперты Московского фондового центра уверены в том, что Россия, отменившая с 1 июля эмбарго, теперь раскачивает европейские рынки и заставляет экспортеров снижать свои цены. Первый удар по «европейским партнерам» был нанесен 6 июля, когда Россия выиграла тендер Иордании на поставку 150 тыс. тонн пшеницы. Если 5 июля пшеница «закрылась» на отметках 197,5 евро за тонну на парижской бирже и 165,6 фунта стерлингов в Лондоне, то 6 июля цены упали до 194,5 евро и 163,5 фунта стерлингов. Победа российского зерна на египетском тендере продолжила эту динамику. Тогда российские экспортеры предложили зерно по $243,5–244,5 за тонну, что примерно на $30 ниже европейских расценок. В конце первой недели июля цены несколько оживились, но 11 июля снова упали. Стабильное падение продолжилось на лондонской бирже с 13 по 18 июля. «Россия, будучи серьезным игроком на рынке пшеницы, при отсутствии других факторов, которые могут развернуть рынок, заставляет европейских экспортеров снижать цену, чтобы остаться конкурентоспособными», — констатируют аналитики Московского фондового центра. Таким вот нехитрым способом отечественные экспортеры начали отбивать свои прежние позиции, растерянные после введения зернового эмбарго прошлым летом.


Хитрые планы Минэкономразвития, как оказалось, распространяются не только на пшеницу и другие зерновые. Информагентство «Интерфакс», ссылаясь на собственный источник в одном из министерств финансово-экономического блока, рассказало о грядущем снижении доли импортного мяса. Поддерживая отечественного производителя, экономическое ведомство внесло в правительство согласованный с Минсельхозом проект постановления о тарифных квотах на ввоз мяса птицы и свинины в 2012 году. По данным источника информагентства, квоты на импорт мяса крупного рогатого скота предлагается установить на следующем уровне: свежего и охлажденного — 30 тыс. тонн, замороженного — 530 тыс. тонн. Этот показатель соответствует объемам, предусмотренным на 2011 год. Квота на импорт свинины снижена до 320 тыс. тонн против 472,1 тыс. тонн в этом году. Квота на свиную обрезь увеличена на 2,1 тыс. тонн — до 30 тыс. тонн. Квота на импорт мяса птицы на 2012 год предусмотрена в объеме 250 тыс. тонн против 350 тыс. тонн на этот год. Но на будущий год впервые в отдельную позицию выделено так называемое мясо птицы механической обвалки (то есть фарш), квота на которое составит 80 тыс. тонн.

Российские птицеводы в целом позитивно встретили новости о снижении доли импортных товаров на рынке, но посчитали 80 тыс. тонн куриного фарша излишеством. По словам Галины Бобылевой, генерального директора Российского птицеводческого союза, импортная продукция должна быть на рынке для поддержания конкуренции, но объемы ее следует снижать существеннее. «В первом полугодии этого года птицеводы уже увеличили производство на 150 тыс. тонн. А с учетом того, что годовые потребности страны в курятине составляют 3,4 млн. тонн, мы вплотную приближаемся к самообеспечению, и импорт должен быть строго ограничен», — считает Бобылева. По ее словам, дополнительные 80 тыс. тонн стали просто разменной монетой.

Когда же гречка вернется к своим 20 рублям за кг?

«МК» продолжает самостоятельно отслеживать цены на продукты в столице. Уже 11-й месяц подряд наши корреспонденты посещают несколько торговых точек — это магазины шаговой доступности и торговые сети эконом-класса, где фиксируют изменения в стоимости нашей условной «продуктовой корзины». В следующем месяце мы подведем итоги продовольственной катастрофы и посмотрим, как в течение года (с августа 2010-го по август 2011 года) взлетали и падали цены на те или иные товары, еще раз отследим судьбу гречневой крупы — от ее таинственного исчезновения с прилавков до триумфального возвращения с ценником «140 рублей». А пока предлагаем вашему вниманию одиннадцатый, июньский обзор ситуации с продовольственными ценами в Москве. Все данные были персонифицированы по каждой точке.

Три недели нулевой инфляции, безусловно, положительно сказались на продуктовых ценах — спустя месяц с небольшим большинство отслеживаемых товаров не только не подорожали, но и скинули по нескольку рублей. Так, например, куриные яйца, некогда лидирующие в ценовой гонке, сегодня вернулись к прошлогодним показателям — десяток яиц первого сорта можно купить в среднем за 30 рублей в ритейловых сетях. Картофель снова превратился в сезонный продукт и привлекает своей стоимостью покупателей, оставляя на их собственный выбор — взять килограмм «старого» сбора за 24–27 рублей или килограмм «молодого» на 7–10 рублей дороже. Сбавили в цене молоко, мука и растительное масло. Даже охлажденные бройлерные цыплята, в ожидании отсутствия конкуренции с Запада, подешевели на 4–6 рублей. Дорожает пока только сахар, и то не во всех торговых точках. Как оказалось, это было связано с поставкой новой партии, которая обошлась несколько дороже в связи с транспортными издержками — бензин в отличие от хлеба ни на засуху, ни на дожди внимания не обращает и живет по своим правилам.