Каждая вторая АЗС грешит недоливом или “бодягой”

5

В жару воровство на автозаправках увеличивается. “Бензовоз прет бензин полдня по жаре, сливает в холодный резервуар, бензин сжимается”, — рассказывает один из заправщиков.

Что еще делать — остается недоливать.

“МК” провел эксперимент, сыграв с АЗС на “трассе дальнобойщиков” — Ленинградке — в “русскую рулетку”: в трех заправках из шести мы нарвались на недолив и в трех же — на “бодягу”, не совместимую с жизнью двигателя.

Бак на бак не приходится

СПРАВКА "МК"

Бензиновая “алхимия” в России

Чаще всего за основу высокооктанового топлива берутся более дешевые сорта бензина, вроде АИ-80 и АИ-92 либо вообще дизель. В качестве основы может использоваться и газолин, отделяемый от бензина при перегонке. Он стоит в среднем в три раза дешевле самого дешевого бензина. Такое топливо, имеющее характерный резкий запах, легко испаряется — исчезает само по себе из бензобака. В дизельное топливо для увеличения октанового числа добавляют присадки, которые увеличивают расход топлива, гробя свечи и фильтры. А выхлопы от такого “коктейля” могут повредить здоровью. Доказать, что именно “бодяга” вывела автомобиль (или водителя) из строя, практически невозможно.

Заправка крупной сети в 50 км от Москвы. Немолодой водитель удивленно чешет затылок: «Чертовщина какая-то! Просил полный бак — мне залили 47 литров. А вместимость бака — 43 литра». Мужчина за лишние литры платить, естественно, отказывается. «Вы так колонки нарочно настроили, — объясняет он усталой операторше АЗС. — Расходомер поджали или программа у вас специальная, чтобы лить меньше, чем написано!» — «Бензин нагрелся, увеличился в объеме», — пытается отвязаться девушка. «Так ночь почти. И весь день дождь шел!» — «Ну, значит, у вас бак кривой...» — «Сами вы кривые!»

— А не надо просить полный бак, — подсказывает другой водитель. — Просите, например, 40 литров — и все.

— Все равно недольют, это везде так, — мотает головой еще один знаток. — Вы думаете, руководство заправок просто так запретило в канистры наливать?

А ведь и вправду: так заправщиков легче было бы проверить! «Странно, что ты не знала про тотальный недолив, — удивляется знакомый. — В разных АЗС недоливают порядка 100–500 миллилитров на каждые 10 литров. И чем дальше от Москвы, тем хуже. И при этом вместо 95-го бензина получишь суррогат, подогнанный при помощи всяких примесей».

Так ведь есть же проверки — плановые и внеплановые! Нахожу в Интернете: «Инспектора обязаны за десять дней предупредить компании о любой проверке». Смысла мало: лишь ленивый не подготовится надлежащим образом...

Тем не менее даже такие проверки выявляют недолив и плохое качество топлива. По общей статистике, жадничает каждая третья-четвертая заправка. При этом, полностью заправляя свою машину, клиенты АЗС рискуют недополучить до двух-трех оплаченных литров. Другое сообщение — на 40% заправок в стране выявлено несоответствие топлива стандартам! Сколько же нарушений удалось бы выявить, если бы с проверками можно было нагрянуть неожиданно, остается только догадываться.

Чего гадать — можно проверить: в Сети, как выяснилось, продаются мерники и бытовые октанометры для измерения истинного объема и реального октанового числа топлива. Стоят самые простые приборы порядка трех и трех с половиной тысяч рублей соответственно.

— Мы с женой такие приборы на незнакомые заправки возим, — уверяет, например, пользователь с гордым именем Chelovek.

Chelovek’а с супругой удалось уговорить продемонстрировать мини-лабораторию в действии. «Миха и Катя», — представились молодые люди и извлекли из багажника орудия борьбы с нечестными заправщиками. Так, мерник оказался20-литровым гибридом ведра и самовара с приделанной измерительной шкалой. Для демонстрации Миха (фамилию он просил не писать, потому что боится мести торговцев топливом) залил туда отмеренный объем бензина, доказав, что мерник все измеряет правильно. Значит, можно ехать с «инспекцией».

— Только наша проверка юридической силы не имеет, — умничает Chelovek. — То есть конкретные заправки указывать нельзя, мы ничего не докажем.

Приходится смириться. Выбираем Ленинградку — одну из самых популярных среди дальнобойщиков трасс. Здесь полно АЗС — со всеми их тараканами.

За честность тоже надо платить

Заправка в районе Химок встречает нас и наше ведро-самовар недружелюбно. Работник АЗС покидает насиженное место и направляется к нам с вопросом: «Вы чё тут?» — «Мерим ваш недолив», — спокойно отвечает Chelovek. «В канистры нельзя», — упрямится заправщик. «А у нас не канистра», — говорит «инспектор» и цитирует Закон о правах потребителей, а также КоАП. Работник АЗС, видимо, решает: с сумасшедшими лучше не связываться — и удаляется.

Мы настраиваем наш агрегат на нужную температуру, смачиваем мерное ведро бензином (чтобы уменьшить погрешность) и заливаем 20 литров. «Отклонение на сто миллилитров при 20 литрах заправленного объема нарушением не считается, — припоминает вычитанное из Интернета Миха. — Списывается на погрешность и температуру». Но у заправщиков, павших жертвой нашей «инспекции», отклонение в два раза больше. «Ну не покупайте», — флегматично замечает оператор АЗС.

С октановым числом все оказывается нормально (в рамках допустимого отклонения в 1,5 единицы). «Едем дальше в область — там больше химичат», — решают мои провожатые. В Москве, рассказывает Chelovek Миха, на обман напороться сложнее — здесь активнее проверяют. А до отдаленных заправок на трассах проверяльщики добираются раз в два года. И то толку от них мало, потому что о проверках велено предупреждать заранее.

На заправке где-то в районе населенного пункта Ржавки на нас чуть не спускают собак. Не имеете права делать измерения — пока не докажем, что мы с официальной инспекцией. На самом деле имеем и без предъявления всяких там разрешений, спокойно объясняет Михаил: по правилам оператор обязан сам по нашему требованию отобрать пробу из колонки в специальный мерник (на каждой АЗС для этих целей должны быть 10-, 15- и 20-литровые емкости). Но мы даже мерников не требуем — сами все привезли. «На самом деле мерникам с заправок доверять нельзя, — объясняет мне провожатый. — Потому что на них тоже, как показала практика, что-то подкручивают».

Все-таки, приступив к проверке, недолива мы, на удивление, не обнаруживаем. А вот качество ржавского топлива оставляет желать...

Мы погружаем бытовой октанометр в купленный 95-й бензин. Отклонение больше, чем допустимые 1,5 единицы! Реальное октановое число — чуть более 92 единиц. Значит, оно искусственно «разогнано» октаноповышающими добавками, делает вывод хозяин мини-лаборатории. Например, это тетраэтилсвинец.

— Если бензин просто разбодяжен водой, можно обойтись и без приборов, — говорит Михаил. — К примеру, добавить марганцовку: если бензин стал розоватым, налицо добавление воды.

«Бодяжит» уйма народу — не только заправщики: Chelovek с супругой припомнили, как покупали бензин у водителя цистерны с топливом: тот продавал часть своего груза по дешевке, а недостающий объем «догонял» водой. Потом вез по назначению.

Кроме воды можно обнаруживать и примеси. Мы смачиваем листок обычной белой бумаги капелькой бензина, купленного на проштрафившейся заправке. Затем дуем — хороший бензин обязан быстро испариться, не оставив на бумаге следа. На нашем листке красуется пятно. Наверное, в числе «ингредиентов» керосин.

По-хорошему надо обращаться в настоящую лабораторию, рассуждает Михаил, тогда можно узнать о качестве того, что мы заливаем в баки, подробнее. Но такая экспертиза стоит порядка десяти тысяч рублей (только за одну марку топлива). Дорого, да еще и муторно.

Углубляясь дальше в область, мы находим бензин, явно попахивающий сероводородом (мало того, недолили 500 мл на 20 литров). Другие заправщики подсунули нам 95-й бензин с реальным октановым числом сильно меньше 90. Такой бензин, возможно, выдало одно из теневых мини-НПЗ — так называемый «самовар», которые грозился прикрыть премьер Владимир Путин. И, наконец, фиксируем более солидный, чем раньше, недолив — литр на 20 литров. Не обманули нас только зарубежные нефтяники — долили и с качеством не обманули. Дальше мы проверять не смогли — закончились емкости для купленного топлива. Итого: одна честная заправка из шести. Правда, бесплатно ничего не бывает — даже честность: топливо на необманывающей заправке, конечно, подороже.

Оператора АЗС, пойманной нами на литровом недоливе, мы, кажется, достали настолько, что он ошарашил нас откровением: «А что вы хотели? У нас инспекции, утечка бензина, недостачи! Летом особенно, потому что бензовоз прет бензин полдня по жаре, сливает в холодный резервуар, бензин сжимается — и появляется недостача. Мы что, будем ее из своего кармана платить?!»

Не обманешь — вылетишь с работы

Сотрудники автозаправок не такие уж и жертвы. Бывший работник бензоколонки откровенничает в «Живом журнале»: «Начальство разрешало недоливать с 10 литров 0,9. Как только начальство уезжало, кассир настаивала делать 1,5. В конце дня все это пересчитывается, сумма, соответственно, делится на работников. Литров по 400–500 за смену нам выходило».

При этом те, кто отказывается быть частью этой системы, вылетают с работы или... чего похуже.

— Я работал менеджером нефтяной компании, — рассказывает инвалид второй группы Владимир Тюрин. — На вверенной мне АЗС в приказном порядке стали устанавливать компьютерные программы по недоливу топлива клиентам. В среднем она обманывала на 500 мл на 10 литров топлива.

Это утверждение Тюрин подкрепил роликом, демонстрирующим недолив. Из бензоколонки с логотипом означенной компании автовладелец наливает топливо в мерник и недосчитывается даже больше — 650 мл на 10 литров. В ролике утверждается, что с помощью «специальной кнопочки» оператор может как недолить бензин, так и обеспечить полное метрическое соответствие заказанному объему.

На бензозаправках не только недоливали, но и «бодяжили» бензин, утверждает экс-менеджер. По его словам, все «кляузники», попытавшиеся «настучать» в правоохранительные органы, были уволены. «Мы обратились в Администрацию Президента, Генпрокуратуру, МВД, Следственный комитет — никто не принял мер, — рассказывает Тюрин. — Они переадресовывали наши обращения друг другу». Одновременно «кляузникам», по его утверждению, поступали предупреждения, чтобы они «прекратили писать, или ими займутся». Год назад Тюрин, по собственным словам, обнаружил у своей машины растяжку с гранатой, которая чудом не взорвалась, однако после обращения в милицию на пенсионера... завели дело по статье «Хранение и сбыт взрывчатых веществ и оружия». Теперь Тюрин, опасаясь расправы, надеется на помощь от президента.

В компании называют все это провокацией, утверждая, что датчики на бензоколонках опломбированы, проводятся регулярные проверки.

Куда исчезает 5 млн. тонн бензина?

На самом деле подкрутить колонку, не нарушая пломбы, реально, рассказывают инспектора. При проверках также обнаруживаются и поддельные пломбы.

Что сразу бросается в глаза — количество административных и уголовных дел по поводу реализации некачественного топлива и банального недолива в нашей стране ничтожно мало. «Дабы не кошмарить бизнес, суды отказывают в вынесении положительных решений по тем случаям, которые обнаруживаются в результате проверок», — объясняет руководитель Северо-Западного межрегионального территориального управления Ростехрегулирования Василий Семерчук. К тому же для нефтетрейдеров и так предусмотрены символические наказания. Например, штраф за разбодяженный бензин для физлиц составляет 2–4 тыс. рублей, для юридических — 20–40 тыс. рублей. Иногда проштрафившиеся автозаправки закрывают — а через месяц они предлагают свои услуги вновь.

Автомобилист платит куда больше. В автосалонах не отрицают: если по характеристикам новый автомобиль должен проездить без капремонта 200 тыс. км, то из-за некачественного топлива «держится» в реальности только первые 100–120 тыс. Более низкое, чем требуется, октановое число топлива приводит к повышенному расходу топлива и разрушению поршня (двигатель отвечает на это металлическим стуком). Из-за примесей забиваются топливные фильтры, потом не выдерживают и ломаются бензонасосы, за ними другие элементы топливной системы машины... В общем, снежный ком.

Ежегодно в России потребляют примерно на 5 млн. тонн меньше бензина АИ-80, чем производят. Куда же исчезают эти 5 млн. тонн? Из него делают топливо АИ-92 и АИ-95, догоняя при помощи примесей. Неспроста в рейтинге Международного центра качества топлива Россия прозябает на 84-м месте из ста, соседствуя с Венесуэлой и Панамой. В первую очередь такой плачевный результат связан с повышенным содержанием серы в российском топливе, а это один из основных показателей качества. Интересно, что Украине и Белоруссии достались места примерно в середине рейтинга — 48-е и 53-е соответственно.

А вот рейтинг по недоливу никто не составлял. Скорее всего позиция в нем нашей страны радовала бы глаз еще меньше.