“Рынок, как лань, побежал не в ту сторону”

0

Правительство решило занять у инвесторов более 6 трлн. рублей

На эту сумму к 2014 году будут выпущены гособлигации. В результате госдолг вырастет с 11,2% до 17% ВВП. Владимир Путин, выслушав о таких планах в закрытом режиме, схватился за голову, проговорился замминистра финансов Сергей Сторчак.

Но правительство все же решило «пойти на осознанный риск», сообщил чиновник, отвечая на вопросы «МК».

— Премьер просто выразил сомнение или все же четко сказал: «Надо снижать план по объему заимствований»?

— Просто засомневался. Меня поддержали члены президиума, и в результате наши предложения были одобрены и оставлены без изменений. Потолок в 25% пока не будет снижен. Но хочу напомнить: мы представили именно аналитический документ (проект долговой политики России на 2012–2014 годы. — «МК»), не требующий исполнения в формате приказа. В конце года появится программа заимствований, и она уже будет частью бюджета. Кто знает, может быть, планы по заимствованиям в ней будут скорректированы. Премьер, возможно, еще подумает и свою позицию объявит. Пока он обратил внимание на то, что для экономики, которая страдает от сильной сырьевой зависимости, 25% госдолга — это серьезная вещь. Объем задолженности в 60% от ВВП, который допускается на международном уровне, это идеальный показатель, и он не подходит для таких стран, как наша.

— Вот, предположим, упадут цены на нефть. Взлетят и показатели бюджетного дефицита, и госдолга по отношению к ВВП. Получается, правительство рискует?

— Да, мы рекомендовали правительству идти на осознанный риск. Мы уже создали задел в начале 2000-х, когда практически погасили внешний долг, создали запас прочности. Его теперь можно использовать как трамплин. Нужно ведь тратить на структурную перестройку, а это значительные финансовые ресурсы.

— А последние события на рынках на ваши планы никак не повлияли?

— Это волатильность последних дней. Мы рассчитываем программу заимствований на 2–3 года. А тут просто в течение двух-трех дней все с ума посходили. Рынок — как лань, которая побежала не в ту сторону. Именно понедельник—вторник показал, что финансовые рынки не только способны к саморазвитию (это они продемонстрировали шикарно за последние 15 лет), но они отлично способны и к саморазрушению, самоликвидации.

— Если процесс зайдет слишком далеко и нас все же накроет очередная волна кризиса, не возникнет ли тогда трудностей с привлечением средств? Может быть, бизнес не захочет покупать ценные бумаги и решит «пересидеть» в наличных деньгах?

— Сидеть в кэше — это значит нести потери, это крайний вариант. Показательный пример: после того как был снижен рейтинг США, многие побежали как раз в гособлигации тех же США. Мы, конечно, не рассчитываем в одночасье «родить» достаточное количество российских консервативных инвесторов, готовых вкладываться в госбумаги. Наш инвестор — в основном краткосрочный. Поэтому реализация программы заимствований невозможна без либеризации рынка для иностранцев. Сейчас они при большом желании тоже могут вкладываться, но это некомфортно. Теперь же мы для них создадим условия, существующие на тех рынках, к которым они привыкли.