Брюссель объявил газовую войну Москве | «Дочкам» «Газпрома» грозят штрафы в $10 млрд

16

Сразу в десяти странах — членах Евросоюза офицеры Еврокомиссии провели неожиданные обыски в офисах “дочек” “Газпрома”, а также местных энергокомпаний, тесно связанных партнерскими отношениями с российским газовым монополистом.

Пострадали Gazprom Germania и Vemex (чешская «дочка»), а также немецкие энергогиганты E.ON Ruhrgas и RWE. «Газпром» и его партнеров подозревают в злоупотреблении доминирующим положением на еврорынке. Что ведет к завышению розничных цен. И хотя в среду официальный представитель Еврокомиссии Амелия Торрес заявила, что расследование находится в самом начале, «дочкам» «Газпрома» грозят штрафы в $10 млрд. Российское Минэнерго и сам «Газпром», обещают помощь в расследовании и надеются на соблюдение законности. Скорее всего демарш Брюсселя вызван стремлением снизить газовые цены и диверсифицировать поставщиков. Что на самом деле происходит в Европе, «МК» решил выяснить из первых рук — у директора программ России и стран СНГ Германского совета по внешней политике, известного немецкого политолога Александра РАРА.

— Какие цели преследует Еврокомиссия, проведя масштабные обыски в европейских офисах «дочек» «Газпрома»?

— Я думаю, что Европейский союз абсолютно серьезно преследует цель либерализации энергетического рынка в Европе. ЕС не хочет идти на исключения из правил, которых требует «Газпром». Я считаю, что это беспрецедентное явление. Ведь в одной лодке с «Газпромом» оказались такие серьезные компании, как E.ON и RWE, в которых также проводились обыски. Судя по тому, как европейский комиссар по энергетике Гюнтер Эттингер резко и агрессивно реагирует на «Южный поток», можно сказать, что у чиновников в Брюсселе сдают нервы. ЕС не хочет зависеть от российского газа и сопротивляется попыткам России доминировать на европейском энергетическом рынке. Евросоюз будет проталкивать Nabucco, а Россию будут пытаться ограничивать всевозможными мерами.

— Можно сказать, что обыски — это результат борьбы «Южного потока» и Nabucco?

— Да, но в первую очередь это борьба за правила игры. Англосаксонский подход заключается в радикальной либерализации рынка. Сейчас ЕС создает картель для потребителей, где будет ограничиваться влияние производителей.

— Для обеспечения лучших условий для конкуренции?

— Они говорят, что это делается для расширения конкуренции, вопрос — как это в итоге отразится на ценах. От этой политики прежде всего пострадают такие государства, как Франция, Италия, Германия, где всегда были монополисты на энергетическом рынке. Это борьба не только против России, но и против западных монополий, у которых отнимается немалая часть бизнеса. Конечно, Евросоюз считает, что Россия продает газ по завышенным ценам. Россия заключила долгосрочные контракты, но Европа очень эгоистично заявляет, что эти контракты более не нужны, так как на рынке газ подешевел. России, естественно, нужны долгосрочные контракты и финансовые средства для производства этого сырья. Ей необходимы гарантии, что этот газ после дорогостоящей добычи купят по определенной цене.

В общем, каждый тянет одеяло на себя. Этот конфликт имеет очень большое геополитическое значение. Газ дает России возможность влиять на европейскую политику, и как раз этого в Европе стараются избежать.