Евро в мусорную корзину

26

Последние два года евро уверенно пикирует вниз. Но все-таки временами кажется, что эта валюта наконец-то зацепилась за дно провала. Но нет.

Открывается еще один люк — и падение продолжается. Ужас без конца.

В ночь на субботу очередной пинок евро получил от рейтингового агентства Standart&Poors. Одновременно кредитные рейтинги были снижены у 9 стран Еврозоны. Высшую оценку кредитоспособности — AAA — потеряли Франция и Австрия (им оставили AA-). Италия, до этого уже спустившаяся на несколько ступеней, получила BBB+. Испания — A. Причем всем вышеперечисленным странам, кроме Австрии, S&P выставило еще и негативный прогноз. Что это может означать, наглядно представлено на примерах Португалии и Кипра — их сбросили сразу на две ступени, присвоив так называемый «мусорный» уровень — «BB-». Иными словами, ценные бумаги этих стран инвесторам рекомендовано не приобретать, а по возможности сбрасывать. В результате высший кредитный рейтинг от S&P в Еврозоне сохранили только Германия и Финляндия (последняя все же с негативным прогнозом).

Официально S&P объясняет свое решение не политическими мотивами (впрочем, интерес к доллару резко пошел вверх), а «ухудшением условий кредитования с одновременным общим повышением рисков, понижением прогнозов экономического роста и отсутствием консолидированной позиции по преодолению кризиса». Естественно, Еврокомиссию и лидеров стран ЕС такое обоснование возмутило. Они же намереваются не позднее 29 января договориться о создании бюджетного союза — все страны Еврозоны обяжут под страхом огромных штрафов держать бюджетные дефициты в пределах 3% ВВП, а госдолги — 60%. Кроме того, ЕС намеревается удвоить размер Европейского фонда финансовой стабильности. Но деньги туда могут перечислять только страны с наивысшим рейтингом AAA. Тупик.

Но самое страшное то, что S&P вообще не верит в бюджетную стабилизацию всей Еврозоны. Слишком разная степень конкурентоспособности стран, туда входящих. Например, Германии и Греции. Предполагается, что Еврозона может выжить только в границах шести стран: Германии, Франции, Нидерландов, Бельгии, Люксембурга и Финляндии. Остальным придется вернуться к национальным валютам и спасаться от долгового кризиса за счет их девальвации.

Как бы не пришлось делать то же самое с рублем. Россия тесно привязана к ЕС. Он наш главный торговый партнер. А в условиях укрепления доллара к евро цены на нефть и газ неизбежно падают.

Получается, что хранить сбережения в евро и рублях становится все опаснее. Остается единственный инструмент — доллар. Его даже госдолг США, недавно превысивший 100% ВВП, никак не может подкосить. А может быть, так и надо? В «лихие» 90-е матрасы были забиты «зелеными», а не деревянными (а евро вообще не было). И поэтому четырехкратное обесценение рубля 1998-го как-то пережили.