Мировые валюты в объятиях кризиса

27

29 января в Брюсселе пройдет исторический саммит Евросоюза. На нем должны решить, будет ли создан Бюджетный союз в рамках еврозоны, а также введут ли налог на все финансовые операции.

Увеличат также уставный фонд Европейского фонда финансовой стабильности. Спасет ли это евро, пока доподлинно никто не знает. Слишком много неопределенностей. К тому же плохие новости поступают с пугающей частотой. Рейтинговые агентства либо снижают суверенные рейтинги странам ЕС, либо грозятся это сделать в самое ближайшее время. Во все более тяжелую ситуацию погружается третья экономика мира — японская. Так, впервые за последние 30 лет внешнеторговый баланс этой экспортно ориентированной страны в 2011 году сведен с дефицитом в $30 млрд. Соответственно, трудно прогнозировать и перспективы рубля. Его устойчивость напрямую зависит от нефтецен. А они могут рухнуть, если в ЕС наберет силу рецессия.

Редакция «МК» в очередной раз решила провести мозговой штурм кризиса. Опрошенные нами зарубежные и российские эксперты проанализировали последние решения ЕС и на их основе перспективы развития не только Европы, но и России. Надежда пока не умерла.

Константин Смирнов


ВОПРОСЫ ЭКСПЕРТАМ:

1. Сейчас ЕС планирует принять ряд мер по преодолению кризиса — например, штрафы для тех стран еврозоны, у которых дефицит бюджета будет превышать 3% ВВП, налог на финансовые операции. Эти меры адекватны реальной ситуации?

2. 13 января агентство Standard & Poor’s снизило рейтинги девяти странам ЕС. Эксперты S&P считают, что предлагаемые меры не помогут выйти из кризиса. Вы согласны с позицией рейтингистов?

3. Что бы вы предложили для преодоления кризиса в зоне евро?

4. Так евро уцелеет?

5. Какая валюта помимо евро и доллара может сыграть роль международной резервной?

6. Каковы перспективы рубля?

7. Как вы предпочитаете хранить свои активы — в валюте, недвижимости или в акциях?

Михаэль ГЛОС, бывший федеральный министр экономики и технологий Германии:

1. На мой взгляд, Европейский союз стоит на правильном пути. Меры, которые были сформулированы в ходе переговоров под руководством канцлера Ангелы Меркель и президента Николя Саркози, должны быть реализованы как можно скорее. Они являются адекватными в данной ситуации и помогут преодолеть кризис еврозоны.

2. Я считаю, что Standard & Poor’s ошибается. Рейтинговым агентствам стоит подождать с новыми рейтингами до того, как участники еврозоны реализуют выработанные ими меры.

3. Самой необходимой мерой является сокращение государственного долга. На мой взгляд, кризис — это не проблема валюты. Это, в первую очередь, огромные долги некоторых государств — членов еврозоны, которые они накопили за последние десятилетия. Поэтому окупаемость кредитов, облигаций и займов является ключом к безопасному и стабильному будущему.

4. Я в этом уверен. Евро в безопасности и будет стабильно долгое время, после того как все согласованные меры будут реализованы.

5. На данный момент такой вопрос не стоит, потому что мы не нуждаемся в резервной валюте. Но что касается долгосрочной перспективы, нам следовало бы взглянуть на юань. Я думаю, что китайская валюта станет более важной и очень мощной, когда она однажды станет свободно конвертируемой.

6. Нет причины для волнения — рубль, на мой взгляд, будет стабилен в будущем. Но его стабильность находится в зависимости от двух факторов. Во-первых, это будущее изменение цен на энергоресурсы — особенно на газ и нефть. Во-вторых, важную роль играет промышленная и экономическая модернизация всей России.

7. Я не финансовый консультант. Я предпочитаю оптимальное сочетание всех этих вариантов. Но, к сожалению, у меня нет больших средств для инвестирования.

Владимир МАУ, ректор Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ:

1. Ввести ограничения бюджетного дефицита и госдолга — это очень правильно. Фискальный союз абсолютно необходим, но сегодня это не решение проблем текущего кризиса. Это уже заявка на будущее. Кризис явно структурный. Обсуждать, как сбалансировать бюджет на уровне трехпроцентного дефицита, когда дефицит 10%, — это не решение.

2. Было бы решением, если ввести поэтапное географическое формирование фискального союза. Например, сегодня Греция отказывается от права восстановления бюджета. Оно переносится на завтра. Причем это политически выглядит не как наказание Греции или Италии, а как страны-передовики совершают рывок в будущий фискальный союз и прокладывают путь остальным.

3. По поводу снижения агентством S&P рейтингов из-за снижения конкурентоспособности. Есть макроэкономические факторы, есть конкурентоспособность. Это разные задачи перед экономической политикой. Нужно и то и другое. Все-таки кризис не только конкурентоспособности, но и бюджетный. Скажем, в Греции это да, проблема конкурентоспособности. У Великобритании же этой проблемы нет. Но там бюджетный дефицит процентов 10 сейчас при относительно небольшом госдолге. Я не знаю, каким образом S&P оценивают те или иные действия.

Что еще можно сделать? Их эксперты не глупее.

4. Проблема фискального кризиса в Европе простая. И есть набор очень простых решений. Чуть более сложных, конечно, по сравнению с уровнем одной страны: у Европы нет механизма девальвации. Но в общем, технически, как балансировать бюджет, мы отлично знаем. Урезать расходы. Другого какого-то чуда там быть не может. Дальше начинается набор технических и политических нюансов. Какие налоги вы можете поднять, какие расходы вы можете урезать.

5. Что будет с евро, не знаю. Наверно, все будет примерно так же. Устоит ли? Наверно, устоит. Если вы спрашиваете, будет ли оно ослабевать, — скорее, да. Ну просто это здоровый процесс для европейской экономики. Ей нужно ослабление евро.

6. Что будет с рублем? Нефть и газ Европа потреблять не перестанет. Так что вряд ли будут какие-то резкие изменения, если ЦБ будет продолжать эту политику. Там больших проблем нет.

7. В чем хранить — зависит от того, что есть. И от процентных ставок по депозитам. Если у вас евро и рубли, ничего менять не стоит.

Василий СОЛОДКОВ, директор Банковского института, заведующий кафедрой банковского дела Высшей школы экономики:

— Здесь должен быть вопрос не денежных штрафов. Если у вас есть зона единой валюты, если у вас есть единый Центральный банк, параметры должны исполняться. Мерой наказания, с моей точки зрения, должно быть исключение страны из этой зоны. Других способов просто нет. У некоторых стран и так денег нет, а вы к ним привязываетесь со штрафами. Штрафы — это абсолютно тупиковый вариант.

Налог на финансовые транзакции — разумное предложение. Но здесь я согласен с англичанами. Если его вводить, его надо вводить во всем мире. Если это не будет сделано, это приведет к перетоку ресурсов с одного рынка на другой.

Что бы я предложил. Первое. Есть механизм входа в еврозону, но должен быть и механизм выхода из нее. Второе. Предполагаются меры, каким образом управлять бюджетами. Здесь нужно предусматривать разумные санкции за нарушения. Бюджетные правила тоже нужно исполнять. И третье. Если мы имеем зону единой валюты, у нас в этой зоне должен быть единый минфин. Единая бюджетная политика абсолютно необходима. Если эти вопросы решат, я думаю, все будет хорошо.

Насчет валют очень трудно сказать. Все зависит от дефолта Греции. Если он будет — евро просядет. С долларом ситуация немножко получше. Но там конгресс должен сформировать потолок новых заимствований. С рублем все совсем просто. Будет рецессия — цены на нефть упадут. Будет реализовано эмбарго на поставки иранской нефти — цены останутся, по крайней мере, на нынешнем уровне. А с ними и рубль.

В чем хранить активы? Самый безопасный вариант — консервативный. Это дробить на валютную корзину и вкладывать в конкретный банк, чтобы каждый вклад не превышал потолка, установленного ССВ, — 700 тысяч рублей, которые должны включать в себя сумму вклада плюс набежавшие проценты. Можно взять доллар, евро, йену, австралийский доллар. Это не принципиально. Когда одна валюта падает, другая принципиально растет.

Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков:

— Я против налога на финансовые транзакции. Я считаю что это уже перебор. Не надо в этом смысле перекладывать на рынок дополнительную нагрузку. Свои проблемы надо решать не за счет участников финансового рынка. Что касается верхнего предела госдолга и дефицита, — наверное в этом есть смысл. Это все надо было оговаривать конечно на стадии становления ЕС и вхождения в нее стран. Когда ситуация уже в таком состоянии, нужно действовать аккуратно. Но я надеюсь что у них достаточно мудрости чтобы такие меры вводить разумно, а не резко. Конечно что-то делать в этом плане надо. Тот дефицит, который себе Греция позволила — это уже действительно перекладывание своих проблем на главные страны ЕС.

По поводу того, что будет с валютными курсами, мое кредо — не гадать. Есть индикаторы. Главный, на мой взгляд, — цены на энергоресурсы. На отток капитала или политические события смотреть не стоит. Это нормальные процессы, на курс рубля они особо не влияют В целом я рекомендую к рублю уважительнее относиться.

Если вам зарплату платят в другой валюте, храните в ней. Если вы в российской валюте сбережения имеете, в ней и храните. Ни в коем случае не меняйте на европейскую и на доллар. Тем, у кого есть разные источники, они в разных формах и могут хранить. А вот переходить из одной валюты в другую, это самое неблагодарное дело.

Никита Кричевский, независимый эксперт:

— И первая и вторая мера (сокращение дефицитов бюджетов и госдолгов) очень трудно выполнимы. Если не сказать, вообще не выполнимы. Величина госдолга у всех стран разная, у некоторых 40% ВВП, у некоторых — 80%. То же самое и с дефицитом. У кого-то 3% ВВП, у кого-то 20%. Определять величину верхнего порога это гадание на кофейной гуще. Тем более, если страна должна будет еще и платить штрафы. За это никто не проголосует.

Налог на финтранзакции — вполне выполнимое условие, удобоваримая мера. Но финансисты найдут способы обойти эти условия.

Что спасет Европу? Дешевый евро, разгон инфляции внутри Еврозоны. Нужна допэмисиия. За счет этих денег — погашение накопленных долгов и раздача кредитов.

Мы наблюдаем снижение курса евро по отношению к доллару все последние недели. Это не радует европейцев. Их товары становятся более дорогими по отношению к американским или китайским. Но валюту, конечно же, спасут. Она как была так и останется. Да и доллар останется долларом.

Рубль зависит от цен на нефть. Пока правительство готовится к кризису. Возможно снижение цен на нефть и уменьшение поступлений в бюджет. А хранить свои сбережения лучше в долларах.