Коррупционеров в «оборонке» приравняют к предателям Родины

52

О планах «тотальной модернизации» российской «оборонки», которая за 10 лет должна совершить технологический рывок, во вторник на правительственном часе в Госдуме рассказал вице-премьер Дмитрий Рогозин.

Во главу этого процесса вице-премьер поставил человека. Он пообещал, что отныне в отрасли профессионалам будет уделено особое внимание. Именно благодаря им в самые трудные годы удалось сберечь оборонный потенциал страны, считает Рогозин, а потому «любовь к Родине может быть беззаветной, но не должна стать безответной».

Начал, как впрочем и закончил, вице-премьер свою речь, со статьи кандидата в президенты Владимира Путина по проблемам армии и обороны, назвав ее «программной и доктринальной», по каждому абзацу которой он будет давать поручения своим подчиненным. После предвыборного реверанса, разговор зашел о реформе ОПК, которая уже завершена и была «продиктована необходимостью остановить развал интеллектуальных отраслей нашей промышленности и сохранить научный и производственный потенциал за счет консолидации ресурсов и централизации управления». «Сейчас под контролем государства находится около 70% организаций всего российского ОПК», при этом — столь важный посыл прозвучал впервые — «необходимость в дальнейшем увеличении госконтроя, на наш взгляд, отсутствует». «Более того, — считает Рогозин, — правительство сокращает количество госслужащих в советах директоров Акционерных обществ для активизации системы корпоративного управления». И далее уже совсем смело: «В России крупному капиталу, в том числе вертикально интегрированным структурам, свойственна определенная инертность в плане внедрения инновационных проектов. Частный же бизнес способен более быстро и гибко откликаться на новые запросы рынка, и частные компании могут быть источником технологических прорывов».

Однако даже портрет нынешнего ОПК, пока еще тотально контролируемого государством, который представил Рогозин, выглядел вполне сносно.

Сегодня, сказал вице-премьер, российский ОПК — это более 1300 организаций в 64 субъектах России, где трудится 2 млн человек. Средняя зарплата в ОПК по итогам 2011 года составила 26 тысяч рублей (на промышленных предприятиях 21 тысяча, а в научных организациях более 32 тысяч). «Отмечу, что темпы экономического роста ОПК существенно превышают общепромышленные, — сказал вице-премьер, — так в 2009-2011 годах объем военной продукции возрос почти в полтора раза». При этом, треть всей нашей военной продукции — это экспорт, и «по объему экспортных продаж военной техники мы уверенно входим в тройку мировых лидеров. В 2011 году объем экспорта вооружений и военной техники перевалил за $12 млрд, что превысило уровень прошлых лет. А с 2000 года этот объем вырос на 220%. Сегодня наше вооружение покупает около 70 стран мира».

Однако, «претензии Минобороны к качеству выпускаемой российской продукции надо считать справедливыми, — заявил Рогозин. — Мы сейчас в оперативном, жестком режиме проводим работы по повышению качества российской техники». И кое-где эта проблема уже решена: «В Кургане, в производстве бронемашин БМД-4М уже практически достигли высокого уровня защиты бронетехники». Кроме того, «до конца этого года у нас появится новый пистолет, который не будет уступать ни одному из существующих в мире образцов подобного оружия, а так же снайперская и полицейская винтовки. Мы отрабатываем сейчас снайперский гранатомет и под него соответствующие боеприпасы».

Вне зависимости от политических пристрастий, надо признать, что несмотря на свое недавнее назначение, Рогозин на посту главы ОПК во время этой своей премьеры в Думе, смотрелся куда уверенней, чем все его предшественники. Особенно хорошо это было видно, когда он отвечал на вопросы депутатов, которых интересовала и коррупция в ОПК, и покупка большой парии иностранных вертолетов, о чем на днях писал «МК», и пожар на подлодке «Екатеринбург», где в тот момент — что было известно с самого начала — находились ядерные ракеты.

Рогозин пообещал ЧП на ядерной подложке не секретить, и после окончания следствия не делать его «тайной для общественного мнения». А вот вопрос о возможной покупке партии из 45 иностранных вертолетов, вице-премьер предпочел переадресовать замминистра обороны Александру Сухорукову, который несколько смущенно сообщил, что «в ноябре 2011 года мы обратились к предприятиям с предложением увеличить поставки», те согласились делать на больше на 9 вертолетов ежегодно, и «если они готовы поставлять нам Ка-226 в необходимом количестве, то мы готовы заключить дополнительное соглашение». Из чего так и осталось неясным: зачем же в таком случае так срочно понадобились военным еще 45 штук «Eurocopter».

На встрече Рогозин коснулся и других проблем. Он сообщил, что уже разработан принципиально новый закон о Гособоронзаказе, а так же «федеральная целевая программа фундаментальных поисков и исследований в области обороны и безопасности на долгосрочный период». Будет создан «фонд для заказа и сопровождения прорывных, высоко рискованных исследований и разработок в интересах обороны», а под нее новый орган — аналог американского агентства передовых и оборонно-исследовательских проектов DARPA, который позволит проводить подобные исследования.

Кроме того, на этой встрече представители всех фракций Госдумы посчитали обязательным высказать свое понимание проблем обороны страны и дать наказ новому вице-премьеру, конечно-же используя парламентскую трибуну в качестве предвыборной площадки.

Коммунисты напомнили о покупке французских вертолетоносцев «Мистраль», деньгами которых мы, якобы оплатили предвыборную компанию Николя Саркози. Жириновский предложил строить предприятия ОПК только в «русских областях» и отдать большую часть денег оборонзаказа на создание тайной полиции, которая «вычистит пятую колонну из российского ОПК». Представители ЕР и СР заклинали бережней относится к кадрам, возродить систему ПТУ и даже заменить службу по призыву работой на предприятиях ОПК.

Относительно кадровой политики тут же сложился консенсус. Рогозин сообщил, что и сам планирует поднять роль экспертного сообщества в оборонке. В частности создать при военно-промышленной комиссии совет генеральных конструкторов, роль которых в предыдущие годы была низведена до статуса обычных клерков-исполнителей при хозяевах предприятий. Он так же объявил о начале жестокой борьбы с коррупцией в свое ведомстве, заявив, что каждый взяточник и коррупционер в российской «оборонке» отныне будет считаться потенциальным пособником врага.