Последний звонок рубля

86

Но глава ЦБ Сергей Игнатьев уверен, что во всем виновата Европа, а для спасения нашей валюты делается все необходимое. Новости с валютных и фондовых рынков с каждым днем раскручивают панику.

Рушится евро. Дешевеет нефть. Биржевые индексы летят вниз. Рубль стремительно уступает позиции не только доллару, но даже евро. Прогнозы все хуже. Речь идет об очередной, то ли второй, то ли уже третьей волне мирового кризиса. Вполне вероятно, что национальная валюта в самое ближайшее время вернется к котировкам февраля 2009 года — 36 руб./$. Надо что-то срочно предпринимать. Но и правительство, и ЦБ хранят олимпийское спокойствие. Прибегнуть к интервенциям последний собирается не ранее пробивки верхней границы валютного коридора — 38,15 рубля за бивалютную корзину (35,26 руб./$).

Официальный валютный курс, установленный Центральным банком на выходные, вырос еще на 82 копейки — до 33,74 рубля за доллар. Рубль, таким образом, обвалился к американской валюте до минимума с апреля 2009 года. Обменники же на улицах тенденцию чувствуют тонко: доллары во многих из них меньше, чем за 34 рубля, уже не купишь. Не случайно во второй половине дня пятницы на торгах на ММВБ рубль продолжил движение к следующему психологическому рубежу в 34 рубля.

Таким образом, за весь май и первый день июня рубль подешевел на 15% к доллару и более 6% к евро: в начале месяца доллар стоил немногим более 29 «деревянных». Российские фондовые индексы ММВБ и РТС потеряли за месяц 11% и 22% соответственно.

Рубль тем временем подвергается все большему давлению.

Во-первых, кризис в зоне евро разрастается. Италия обнародовала данные о рекордном оттоке сбережений за всю историю ведения финансовой статистики: почти 100 млрд. евро (около 10% ВВП страны). Стопорит и Китай. Что особенно опасно. Его промышленный индекс остановился в шаге от показателей стагнации экономики — 50,4 пункта (меньше 50 — остановка роста).

Во-вторых, что вполне ожидаемо, проблемы в мировой экономике тут же вызывают снижение спроса на энергоресурсы. В ходе пятничных торгов стоимость фьючерсов на баррель марки Brent спустилась за очень важную отметку в $100. Напомним, в марте она стоила больше $126 за баррель.

В-третьих, что совсем страшно, у рубля есть и внутренний враг — «холодный» деловой климат, из-за которого за рубеж продолжают бежать доллары — за первые пять месяцев более $42 млрд. Кстати, власти признают опасность оттока капиталов. Так, министр финансов Антон Силуанов объяснил: «Платежный баланс учитывает потоки как капитала, так и потоки по счету текущих операций, связанных в первую очередь с торговым балансом. Немножко цены на нефть снижаются, по-прежнему еще пока высок уровень оттока капитала».

ЦБ же в пятницу впервые с начала рублевой лихорадки прокомментировал ситуацию. «Волатильность рубля внутри нашего коридора не является серьезной, она нас устраивает. Механизм валютных интервенций мы не меняли (при достижении верхней границы установленного валютного коридора. — „МК“) — $500 млн. на 5 копеек», — успокаивает регулятор.

Напомним, верхняя граница бивалютной корзины, установленная Центробанком, составляет 38,15 рубля. Из расчета установленных ЦБ на выходных курсов (курс евро — 41,68 руб.) бивалютная корзина уже составляет 37,31 руб. При нынешнем курсе евро доллару нужно подрасти всего на 1,52 рубля (до 35,26 руб.) для достижения корзиной максимально установленного значения.

Пока российские экономические власти измеряют расстояние между стенами ими же установленного валютного коридора, перспектива становится все мрачнее. Даже если предположить, что еврозоне удастся избежать распада, сохранив в своих рядах Грецию, а вступление в силу эмбарго на покупку иранской нефти 1 июля подбросит цену заветного барреля вверх, российское счастье будет недолгим. Потому что для Европы взлет цен на нефть на фоне тех проблем, которые переживают не только Греция с Португалией, но и Италия с Испанией, -- все та же дорога к кризису. А значит, ренессанс высоких цен на нефть, даже если и состоится, то все равно сменится их обвалом. Значит, Россия лишь ненадолго оторвется от падающей Европы. Тут уж не до коридора, придется прощаться с изрядной частью валютных резервов.