Следующий саммит G20 будет уже в Петербурге

41

Накануне перехода лидерства на саммите «Большой двадцатки» к России в последний день нынешнего саммита в Мексике Владимир Путин заявил, что ни с кем из президентов стран G20 в разведку не пошел бы.

Объяснив это тем, что уже давно в разведке не работает. Впрочем, работать в формате «двадцатки» президент отнюдь не отказывался.

Саммит в Лос-Кабосе проходил при повышенных мерах безопасности. Было привлечено 2,5 тысячи военнослужащих и полицейских, четыре вертолета и несколько самолетов-беспилотников. Закрыты пляжи для обычных посетителей, с них изгнаны завсегдатаи — уличные торговцы, на два дня форума отменены занятия в местных школах. Впрочем, это стихийное бедствие для курортного городка сами мексиканцы, похоже, восприняли на ура. Некоторые даже ставили раскладные стульчики вдоль огражденных дорог, чтобы помахать ручкой проезжавшим кортежам.

С учетом того, что крупные саммиты стали в последнее время декларативными, у мексиканской «Большой двадцатки» по крайней мере был один существенный результат: в свете экономического кризиса в еврозоне удалось увеличить не только число желающих пополнить фонды МВФ, но и итоговую сумму: вместо запланированных 430 млрд. долларов планируется выделить свыше 450 млрд.

Для Путина на саммите был свой итог. После того как на встрече с Бараком Обамой накануне он говорил об антироссийском «законе имени Магнитского», конгресс США, который должен был рассматривать документ днем 19 июня, снял его с рассмотрения. Более того, администрация США выступила с заявлением о необходимости разграничивать «закон Магнитского» и поправку Джексона—Вэника, на чем настаивали российские дипломаты.

А вот вопрос размещения элементов американской ПРО в Восточной Европе, похоже, окончательно отложен в долгий ящик. На пресс-конференции по итогам саммита Путин заявил, что вне зависимости от того, будет ли Обама переизбран президентом осенью, проблема ПРО решена не будет. «Соединенные Штаты идут по пути создания своей собственной системы противоракетной обороны уже не один год. Я пока не вижу ничего, что могло бы изменить их подходы, — заявил Путин. — Кардинально можно было бы изменить ситуацию только в том случае, если бы Соединенные Штаты согласились с нашим предложением, чтобы мы — и Россия, и Соединенные Штаты, и Европа — были бы равноправными участниками этого процесса. Это означает, что все три участника совместно бы создавали эту систему, совместно бы имели возможность оценивать угрозы и могли бы совместно управлять этой системой, принимать решения по ее использованию. Вот это кардинальным образом изменило бы ситуацию в сфере безопасности в мире».

На той же пресс-конференции у Путина поинтересовались, с кем бы из тех, кого он встретил на саммите, он пошел бы в разведку. Ответ Путина «ни с кем» едва не довел до международного конфликта. Но ВВП продолжил: «Я в разведке уже давно не работаю. Эта страница в моей жизни перевернута. У меня теперь другие задачи, я с ними пойду на следующее заседание „двадцатки“ в 2013 году в Петербурге».