Участь сырьевой сверхдержавы

66

Пока на Западе свершается энергетическая революция, Россия спит сладким сном нефтегазовой принцессы. Самые длинные газовые трубы. Самые крупные нефтяные сделки.

Самый большой флот атомных ледоколов. Россия (точнее, Роснефтегазпроматомфедерация) — энергический чемпион мира. Во всяком случае что касается количества.

А что же разваливающаяся Европа? За батутом, который стоит на коротко стриженном газоне в огороде моего младшего брата, высится сибирская стенка из буковых и березовых поленьев. Младший брат вместе со старшим братом еще весной ездили в лес, где рубили и пилили дрова. Бедная Германия топит, как в позапрошлом веке. Только печки другие, комби-печки, которые «жрут» и дрова, и гранулы из древесных отходов. Эти высокие тонкие штуковины напоминают гибрид холодильника и микроволновки. Буржуйки постмодерна. Братья утверждают, что всего пары поленьев хватает, чтобы в зале весь вечер держалась температура градусов 26. Зимой.

А летом, когда в моей родной Рейнландии температура порой переваливает за 40 градусов, старший брат предупреждал меня: «В душе не включай горячую воду. Я не поставил вентиль, а вода в системе так подогрелась, что горячая идет в виде кипятка». Оба брата, как и большинство их соседей, давно поставили на крышах домов солнечные коллекторы, чтобы воду им грело солнце.

Старушка Европа увлечена новой национальной идеей. В Германии ее называют «энергетическим поворотом». Идея смелая — попрощаться с ископаемыми энергоносителями, нефтью и газом. А заодно и с атомной энергетикой.

Эта национальная идея не направлена прямо против России. Старший брат давно вмонтировал себе в машину газовый баллон, потому что российский газ дешевле, чем голландская нефть. А племянник Матиас носит на груди фирменный знак «Газпрома», ведь он фанат «Шальке-04», клуба бундеслиги, спонсор которого — российский газовый монополист. Но все-таки новая европейская мечта идет вразрез с путинской национальной идеей о том, что российские запасы нефти и газа обеспечивают державе решающую роль в международной экономике и политике, а также внутреннюю социальную стабильность если не навечно, то хотя бы на век.

Незаметно для российской общественности эта мечта превращается в реальность, в повседневную жизнь.

Не братья, а мой дядя Альфред — главный энергоинноватор в семействе. Вестфалец, седой, но крепкий пенсионер, электрик и технарь от бога, он поставил на южную сторону крыши дома и на гараж солнечные батареи, точнее целую фотоэлектрическую установку. Подключил ее к персональному компьютеру и внимательно следит за работой своей маленькой электростанции. Ее мощности хватает, чтобы полностью обеспечивать дом. «А кроме того, я продаю электричество городу, — говорит дядя с гордостью рачительного хозяина, — примерно на 500 евро в месяц». То есть уже не государственная сеть, как раньше, обеспечивает дядю Альфреда током, а наоборот. Дядя рассказывает, что среди частных производителей электроэнергии в городе и окрестностях — в основном крестьяне, на сараях которых гораздо больше, чем у него, места для солнечных батарей.

Пока в России идет стремительная централизация энергетических активов в руках госмонополистов, Запад пытается децентрализовать производство энергии. Десятки, уже даже сотни тысяч мелких производителей вместо нескольких крупных концернов. Это можно назвать и демократизацией экономики, но по сути дела происходит техническая и организационная революция.

В 2009 году немецкое правительство решило, что до 2020 года 30% электричества в стране может быть произведено с помощью возобновляемых источников энергии. Потом планку подняли до 47%, а сейчас уже 100%-ное обеспечение к 2050 году считается реальным. Что касается доли «альтернативного электричества» среди всей использованной энергии в Германии, то с 1999-го по 2009 год она выросла с 2% до 8%. Пока скромно по сравнению с другими странами: в бывшей советской республике Латвии уже 36% всей потраченной энергии является инновационной, в Швеции — 34%, в Австрии — 27%, в Финляндии — 23%...

Но и в Германии уже несколько поселений полностью (кроме частного транспорта) обеспечивают себя инновационной энергией. Шведы уже импортируют мусор, чтобы перерабатывать его в экологически чистое топливо. (Жалко, что платят за это им, а не они — какие экспортные перспективы открылись бы для Москвы!) А в нефтяной Саудовской Аравии и Марокко планируют построить огромные солнечные установки, мощность сможет конкурировать с атомными электростанциями, и даже полубанкроты испанцы инвестируют туда деньги.

Мир зашевелился. Моя сестра и ее муж, живущие на окраине миниатюрного городка во Франконии, жалуются: «Когда ветер неудачный, у нас пахнет навозом». Причина в танках для брожения новых биоэнергетических установок местных фермеров, куда бросают кукурузу, пшеницу и навоз, чтобы они превратились в биогаз. Пахнет дурно, зато экологически чисто. А прагматичный зять уже вышел на компанию, которая предлагает частным инвесторам покупать доли в новых биоэнергостанциях. С прибылью не ниже, чем от сдачи недвижимости в Москве, — то есть по немецким меркам с бешеной прибылью. Таким же образом можно стать акционером новых «народных» ветряных и солнечных энергетических парков.

И уже все на Западе ставят себе новые энергосберегающие окна, делают теплоизоляцию. Дома, которые сейчас строятся в Германии, требуют до 90% меньше энергии, чем 10 лет назад.

Но зять, у которого на крыше тоже стоят солнечные коллекторы, все-таки недоволен: «Нефтяная мафия тормозит!» Вроде бы давно придумали гибридные легковые авто, но на дорогах таких машин практически нет — отсутствуют заправочные станции для аккумуляторов. И это не единственная проблема. Если верить скептически настроенным немцам, то все «зависло»: построили целые города ветрогенераторов, а в сети не хватает накопительных емкостей для полученной электроэнергии. Теперь хотят построить целые флотилии энергомельниц на шельфе Северного и Балтийского морей, и из-за этого между Германией и Голландией начался спор о морской границе...

Ну и что. Революций без бардака не бывает. И сама председатель Союза традиционных энергетических компаний Германия признает: «Вопрос уже не в том, будет ли энергетический поворот, а в том, как он реализуется». Ей вторят обозреватели немецких экономических изданий: «Надо идти дальше, чтобы потом продавать новые энергетические технологии, а не покупать у других».

Смелые шведы уже в 2020 году хотят полностью отказаться от угля, газа и нефти. Не потому, что в Швеции, как и везде на Западе, верят, что цена на нефть с 2002-го поднялась на 500% благодаря коварству арабских шейхов или самого Владимира Путина. А потому, что глобальные запасы ископаемых похожи на сибирские ресурсы компании «ТНК-BP», которую эксперты называют «полувыжатым лимоном». Самые сочные подземные кладовые уже исчерпаны. Не случайно в России так громко обсуждают нефтегазовые запасы подо льдом Арктики, толком еще не зная, ни как их присвоить, ни во сколько они оцениваются. А европейским потребителям это не может нравиться, тем более когда развиваются другие очень голодные до энергии экономики: Китай, Индия...

Всей Европе пора перестраиваться, и процесс идет. Впереди шведы, латыши, финны — новые инновационные лидеры. И все — из самих холодных стран Запада, где отнюдь не больше, чем в России, солнца и ветра. Почему же «энергетическая сверхдержава» не бросается догонять и перегонять Запад? Почему бы не поставить ветряные генераторы и солнечные установки в умирающие сибирские деревни, рядом со школами, колхозными теплицами и районными больницами?

Правда, как я узнал, у вашего правительства есть план поднять долю возобновляемых источников электроэнергии к 2020 г. на 4,5%. Однако из 690 миллиардов рублей инвестиций в этот план 680 миллиардов должны найти частные инвесторы. Другими словами, государство этого не так уж сильно заботит.

А между тем, по оценке Всемирного банка, половина энергии, выработанной в России, обогревает небо над Родиной. Прожив в России немало лет, я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что в квартирах у батарей нет регуляторов подогрева, а единственный способ управлять температурой зимой — открывать окна…

Кстати, у меня еще есть племянник Бёрни. Который иногда посылает по электронной почте дяде в Москву фотки с восточного берега США, из Южной Италии, из Турции, Румынии или с Балтийского моря. Туда он постоянно летает в командировки. Поскольку работает в маленькой фирме, которая раньше строила спортивные самолетики, а сейчас специализируется на обслуживании и ремонте ветряных генераторов. Только в Россию Бёрни не приглашают. Скорее он долетит до Китая, где уже также активно осваивают ветряную энергетику.

Россия по сути игнорирует энергетическую революцию остального мира. В России даже по телевизору я не видел того, что вижу всякий раз, когда на самолете приземляюсь в Германии: лес белых ветрогенераторов с огромными винтами. Россия продолжает спать сладким сном нефтегазовой принцессы. Михаила Горбачева здесь не любят, наверное, уже из-за одной-единственной цитаты: «Кто опаздывает, того жизнь накажет».