Глава Turkish Airlines: «Самолет — наш дом, пассажиры — наши гости»

132

После кризиса 2008 года из всех авикомпаний мира выросли только «Чайна Эйр» и «Турецкие авиалинии». Турки, которые много лет бились за увеличение количества рейсов в Казань, в 2012 году наконец добились своего.

Turkish Airlines — лучшая авиакомпания Европы 2011 и 2012 года по версии Skytrax. У них, на мой взгляд (и многие рейтинги со мной солидраны), лучшая еда в мире. В силу своей научной деятельности я постоянно летаю в Турцию этими авиалиниями. Все это не позволило мне отказать представителям Turkish Airlines, которые пригласили нескольких екатеринбургских и казанских журналистов в пресс-тур в Руанду (!). О том, что мы там пережили — в отдельной статье. А сейчас — о том, что забыли в экваториальной Африке турки, как они относятся к России, каким образом потомки одной из величайших империй прошлого собираются теперь завоевать мир и о ценности честных намерений. Нам об этом и многом другом по приезду в Стамбул рассказал генеральный директор «Тюрк Хава Йоллары» Темель Котиль. Этот обаятельный суперэффективный менеджер, на двери которого скромно висит табличка «доцент, доктор наук» (настоящий диплом, настоящий преподаватель), раскрыл настоящие карты и слайды успеха, которого добились турки в небе за какие-то 6-7 лет. “еТатар” предлагает вашему вниманию самое интересное из беседы с ним.

  • Доктор Темель, как сейчас в Турции воспринимают Россию?

  • Мы очень любим Россию. Мы — два больших соседа, отношения между нашими странами очень хорошие, нет визового режима. Однажды я летал в Москву, и ко мне хотел присоединиться один мой знакомый. Я — гражданин Турции, а он — США. Виз у нас у обоих не было, я смог полететь, а он — нет, видимо, потому, что Америка — супердержава (улыбается). Это все шутки, но тем не менее это показатель отношений между нашими странами. У нас, «Турецких авиалиний», много рейсов в вашу страну, и мы хотим еще увеличить их число.

Мы летаем в восемь городов. Можем летать еще в восемь, если нам позволят. Новый город — это Новосибирск, у нас были сомнения, но с первого дня самолеты оказались заполненными. В России у нас только одна проблема — у нас маленькая квота на полеты. Мы хотим в каждый из городов, в которые мы летаем, делать как минимум два рейса в день, и хотим летать в большее количество городов. Однако в большинстве городов нам разрешают летать только три-четыре раза в неделю. Мы хотим еще больше связать наши страны, предложить наиболее удобный хаб. Если вы хотите лететь в Африку или на Ближний Восток — лучшую связку даем мы. И мы всегда готовы сотрудничать с «Аэрофлотом», несмотря на то, что они в другом альянсе. Вообще мы всегда помогаем местным авиакомпаниям, поскольку положение Стамбула нас всегда ставит в выгодные условия.

  • В последние годы ваша компания показывает стабильный рост, даже во время кризиса. На чем основаны ваши успехи?

  • Стамбул расположен в центре мира. Это, конечно, преувеличение, но вся рыба приплывает к нашим берегам и мы ее ловим здесь. Я сам из Ризы, рядом с Грузией, у нас там много кильки — она оплывает Черное море и приплывает к Стамбулу. Конечно, Стамбул не центр мира, но с точки зрения демографии авиапотоков город находится в крайне удачном месте.

Это распределение пассажиропотока в мире в течение одного года по данным IATA: 8,6 % приходится на Европу, 17,6% — на Азию, 16,2 % — на Северную Америку, 2,8% — на Южную Америку. Мы не хотим доли от этих потоков. Наши мысли в направлении Европа — Ближний и Средний Восток, это 14 миллиардов долларов; Европа — Азия — 40 млрд, и примерно 10 млрд — это поток из Европы в Африку.

Мы построили математическую модель, в соответствии с ней мы можем достигнуть дохода в 40 млрд долларов, то есть 8% от всего пассажиропотока. Достичь этого нам поможет положение Стамбула в мировом узле авиасообщений. В этом году наш доход равен восьми миллиардам, семь лет назад он составлял 1,6 млрд.

Всего же оборот коммерческой авиации в мире равняется примерно 500 миллардам долларов, то есть мы претендуем на восемь процентов от всех авиаперевозок в мире. С 0,5% мы поднялись до двух процентов, а хотим восемь. Это на самом деле очень серьезная цифра. Скажем, ВВП такой нефтяной страны, как Нигерия, составляет 80 миллиардов долларов.

  • Вам есть на кого равняться?

  • Сейчас в Европе нет такой авиакомпании, которая зарабатывает 40 млрд долларов. Включая «Аэрофлот» (улыбается).

Из-за открывающихся перед нами перспектив сейчас в Стамбуле строится третий аэропорт, в который вкладывается десять миллиардов долларов. Это будет частный аэропорт и это самые большие частные инвестиции в аэропорт в мире. В Пекине также вложили большие суммы, но это сделало государство. Турецкое правительство в плане авиасообщений думает очень амбициозно — это будет третий в мире и второй в Евразии аэропорт по пассажиропотоку. Логика очень проста: есть путешествия с Дальнего Востока, которые составляют 8,7% всего авиапотока. С других направлений они обычно концентрируются в Европе — Париже, Вене, Франкфурте, и дальше уже их распределяют в конечном направлении, например, в Африку. Турция же говорит: если вы прилетите в Стамбул, вам гораздо удобнее будет улететь и в Африку, и в Европу, и в Россию, и на Ближний Восток. Если вы летите с Атлантики, то мы вас легко распределим дальше по Евразии.

  • Получается, ваши главные конкуренты — европейские города?

  • Стамбул конкурирует с Заливом (Персидским – прим. И.С.), с крупными европейскими городами. Но у нас преимущество в плане географии. Дубаи, Абу-Даби, Доха — они остаются восточнее. Париж, Франкфурт, Лондон — далеко на Западе. Стамбул находится в самом правильном месте. В течение следующих двадцати лет Стамбул будет центром мирового пассажиропотока в авиации. Если мы вспомним, что было тысячу или две тысячи лет назад: Великий шелковый путь соединял Азию с Европой. Стамбул был самым важным перевалочным пунктом. Москва, конечно, тоже важный пункт, но вся рыба Черного моря в итоге приплывает в Стамбул. Те рыбы, которые плывут в Средиземное море, ловятся также здесь, по пути. Не поймите меня неправильно, я не сравниваю людей с рыбами (улыбается). У нас, у Турции, у «Турецких авиалиний», очень амбициозные планы в авиации. За последние две недели мы заказали 35 больших самолетов по цене примерно 10 миллиардов долларов. Это дополнительно к нашему флоту в 200 самолетов.

Мы формируем один из самых больших и самый молодой авиафлот в Европе.

К 2020 году у нас будет 375 самолетов. Это не будет самым большим флотом, но он точно будет входить в первую двойку-тройку. Однако, в том числе из-за наших географических преимуществ, это будет самый прибыльный и самый эффективный флот.

Мы опережаем мир по многим показателям. В 2005 году мы разъединились в плане доходности, например, — оставили мир позади и идем сами по себе. Так совпало, что в этом 2005 году я стал генеральным директором «Turkish Airlines». Секрет нашего поступательного развития — удобство расположения Стамбула, которое мы используем очень хорошо. Это естественный хаб для мира. Наполеон как-то сказал: «Если бы в мире была только одна страна, то ее столицей был бы Стамбул». Мы же говорим: «Если бы в мире была только одна авиакомпания, это ее центр был бы в Стамбуле, и это были бы «Турецкие авиалинии». Это очень амбициозное заявление, но пусть будет.

По пассажирам мы недавно превзошли «Бритиш Эйрвэйэс». И дальше будем расти с такой же скоростью, иншалла (показывает рост по графику, продолжая график на стене).

График ломаный — из-за сезонов, а у нас их почти нет. Нам нужно пять лет, чтобы занять лидирующие позиции.

В прошлом году мы были десятые, сегодня — восьмые. Американцев здесь мало, они летают в основном у себя дома. В конце этого года, даст Бог, мы выйдем на седьмое место.

В эти годы мы перестраивали компанию. У нас своя школа пилотов, стюардов, техников — мы серьезно подготовились к нашему росту. В 2006 году мы сказали: «Наш клиент – наш начальник». Мы осуществили очень много проектов и будем делать их в будущем. Мы слушаем путешественника — что он от нас хочет? Коммерческая авиация — с одной стороны легкий, с другой стороны — очень сложный бизнес. Люди хотят путешествовать, вы им помогаете, они вас любят — это все очень приятно.

Сложность в том, что когда взлетает самолет, если он пуст, вы больше не можете взять пассажиров. Вы не можете этот товар опять поставить на полку и попробовать продать его еще раз. Если вы не смогли продать билеты — это ваш конец. Если вы делаете цены высокими — если никто не купил билеты, самолет улетел — для вас ценность билета превращается в ноль. Если вы не очень честны, не продаете билеты по ценам, которые принимает рынок, если вас не любят пассажиры, с вами покончено. Если у вас хорошие намерения, вы работаете честно, слушая своего пассажира, — все идет хорошо, получается баракат (устойчивый термин, по смыслу близкий к благодати – прим. И.С.). Но если вы не придаете значения путникам, поворачиваетесь к ним спиной — вы прогорите. Нет шанса для отдыха.

  • Даже когда авиакомпания добивается успеха?

  • Тогда еще опаснее — компания начинает расслабляться. В мире нет достаточного количества пассажиров. Всего их около 2,5 миллиардов. Но на них приходится 3,5 миллиарда кресел. Кто-то будет летать пустым. Скажем, вы побеждаете в конкуренции и обгоняете других. Но они не стоят на месте, пытаются вернуть пассажиров себе. Поэтому самая лучшая стратегия — это не конкурировать с кем-либо. Прежде всего нужно конкурировать с самим собой. Будешь каждый день смотреть на то, что ты делаешь, каждый день будешь подниматься вверх еще на одну ступеньку. Хорошее кресло? Надо сделать еще лучше. Еда вкусная? Надо сделать еще вкуснее.

Это жесткий мир. Даже если у тебя будет самая большая авиакомпания в мире, если у тебя будет лучший сервис и самые низкие цены, нужно опять стремиться быть еще больше, еще лучше и еще экономнее. На Шелковом пути торговцы покупали пряности, серебро и другие товары и перепродавали их в Османском государстве, в Европе. У них всегда было такое правило: когда они продавали, вели себя так, как будто они сами покупатели. Это значит следующее: когда вы готовите еду для себя и своей семьи, вы будете класть все ингредиенты правильно, не жалея. Мы все лучшее делаем для своих детей, почему так же не относиться к своим пассажирам? Например мы не хотим ничего продавать внутри самолета. Потому что мы обслуживаем наших гостей дома, ничего же им не продаем. Самолет — это наш дом, если мы будем что-то давать, то бесплатно.

Если продавец будет одновременно и покупателем, никто не сможет превзойти его в его ремесле. Это наша философия — мы конкурируем с самими собой. И до сих пор мы в все время в выигрыше. В течение последних двух лет мы — одна из самых успешных авиакомпаний мира по темпам развития прибыли. Это очень важно — развиваться зарабатывая.

  • Каковы основные направления вашего развития в данный момент?

  • Сейчас мы растем с трансферными пассажирами. Слайд — на 40%, в этом году на 47%. Наполовину наши пассажиры — это транзитники.

Стамбул — это центр, растет постоянно. Мы станем лучшей авиакомпанией. Раньше мы в основном летали в Европу с 4,5 миллионами пассажиров. Теперь их почти 20 миллионов, и мы растем глобально.

Количество наших направлений, офисов и частота полетов также показывает наш рост.

Карго-перевозки растут вместе с другими направлениями.

Некоторые направления, например африканское, растут очень быстро. Мы намереваемся объять и соединить весь мир.

  • Как обстоят дела с финансами?

  • Финансовое положение у нас очень устойчивое. Расходы у нас практически не увеличиваются, только из-за топлива. Мы умеем оптимизировать расходы. Размер прибыли показывает, что мы — сильная и здоровая компания. Многие компании уменьшаются теряя деньги, а мы растем зарабатывая, и это хорошо. Обычно больше расходует растущая компания, но мир, похоже, перевернулся (улыбается). Значит, они просто не работают.

И в то же время мы предлагаем достаточно дешевые билеты. Потому что мы любим своих пассажиров. Мы работаем по 25 часов, и это нам нравится. Все эти факторы, включая и внешнюю политику Турции (например, нет виз с Россией и еще многими странами), делают нас успешной и сильной авиакомпанией.

В 2005 году у нас еще были какие-то кредиты, однако сейчас у нас «в кармане» 1,8 миллиарда долларов налички, и все инвестиции мы делаем за счет собственных средств. Если пассажиры захотят, мы их можем потратить на них.

  • Вы, по всей видимости, уделяете также большое внимание марке?

  • Бренд очень важен. Скажем, даже на маленьких самолетах у нас есть шеф-повар, этим мы отличаемся от всех остальных авиакомпаний мира. И наша еда станет еще лучше. Если конкуренты также наймут шеф-поваров, мы наймем по два шеф-повара на судно.

Стамбул последние семь тысяч лет был столицей, и у нас нет шансов проиграть. Только во время республики в Турции это был не такой важный город, но теперь он отвоевывает позиции. Он был важнее и Рима, и Афин, и Парижа, и Лондона. Это объясняется очень просто: это место, где Европа встречается с Азией. Мы как «Турецкие авиалинии» очень мощно отрабатываем Стамбул. Если третий аэропорт, о котором мы говорили, будет успешен, а другого шанса нет, это будет революцией в мировом авиасообщении. Да здравствует конкуренция, она решает все проблемы.

  • Создается такое впечатление, что особое внимание вы уделяете Африке?

  • Да, это континент будущего, мы его очень любим. У турков не было никаких конфликтов с африканскими странами. Я знаком со многими руководителями стран. Например, в Руанде президент каждую неделю полдня вручную чистит улицы — разве это не прекрасно? Мы единственные из крупных компаний, кто летает в Могадишо. Многие проблемы понемногу решаются. Наши самолеты, летающие в Африку, заполнены. Авиасообщение очень важно для связи с миром, с эмигрантами из Сомали. Надеемся, что переход к демократии будет быстрым.

Мы будем летать в каждый важный город в Африке, сейчас это 40 пунктов. Китайцев в Африку возим мы. Увеличиваются потоки из России. Мы советуем каждому человеку побывать в Африке и познакомиться с тамошней жизнью. И местные власти на этом континенте дают нам все, что мы захотим, они очень легко идут на контакт.

В мире должно быть больше путешественников. Каждый человек любит путешествовать. Мы им помогаем сделать это совершенно искренне, а прибыль — это наша награда.

  • Вы ставите себе целью познакомить мир с Турцией?

  • Когда я был маленьким, меня научили тому, что Россия — это плохая страна. Однако личное знакомство и развитие отношений между нашими странами показали, что проблем больше нет. Я уже не учу своих детей так, как учили меня. То же самое с Европой. Имея все это в виду, мы хотим показать миру турецкую культуру. Мы избегаем политики, отсекаем все исторические конфликты, и остается красота, наша национальная кухня, напитки, наше гостеприимство. В турецких домах даже маленьким гостям прислуживают взрослые. Я несколько раз был в Казани, и надо сказать, что у вас также очень гостеприимный народ. Этим нужно делиться. Мы хотим позиционировать себя как часть турецкой культуры. Этому нашли название — Turkishness (Примерно «турецкость» с англ. – прим. И.С.). Мы хотим продвигать все позитивное, что у нас есть. Скоро мы начнем включать лукум в меню. Лукум лучше шоколада! Более полезный, меньше калорий. Мы вполне можем оставить шоколад позади — это очень смелое заявление, но мы на меньшее не согласны (смеется).