Устоит ли Россия, когда рванет новый кризис?

70

Эксперты-участники Круглого стола «МК» разделились во мнениях.

Кризис 2008 года чуть было не перерос в Великую Депрессию 1930-х годов. Хотя Великую Рецессию в 2009 году все же пришлось пережить большинству стран, исключая Китай и Индию. Затем начался постепенный возврат на прежние позиции. Однако в августе 2011-ого вновь рухнули биржевые индексы. Так они отреагировали на снижение суверенного рейтинга США. Многие эксперты назвали эти события второй волной кризиса. Но к концу прошлого года ситуация немного стабилизировалась – опять помогли Китай и Индия.

Тем не менее в Еврозоне финансовый кризис перерос в суверенный долговой. А рецессия на южном фланге ЕС только усиливается. Так что может и рвануть в любой момент. Россия в этом случае долго не устоит – накопленных международных резервов хватит на год-максимум два. А что дальше? Российские власти успокаивают – переживем. Не только потому что валюты у ЦБ довольно много – почти $530 млрд, продолжается и рост ВВП. Чтобы определиться поточнее и решить наконец, готовиться ли к финансовому концу света или расслабиться и жить в удовольствие, мы решили вновь обратиться к экспертам-участникам Круглого стола «МК», которые пришли на его первое заседание 20 июня этого года (материалы были опубликованы позднее – 12 июля).

Николай ВАРДУЛЬ (Н.В.), председатель круглого стола, главный редактор Финансовой газеты.

Дмитрий БЕЛОУСОВ (Д.Б.), заседатель круглого стола, заведующий лабораторией анализа и прогнозирования макроэкономических процессов ЦМАКП.

Василий Солодков (В.С.), заседатель круглого стола, директор Банковского института НИУ ВШЭ.

Игорь НИКОЛАЕВ (И.Н.), заседатель круглого стола, директор департамента стратегического анализа ФБК

Глава 1. Непредсказуемый рубль

В июне этого года, когда валютный курс ослабел настолько, что за доллар приходилось отдавать почти 34 рубля, мы попросили наших экспертов спрогнозировать, каким будет курс 31 декабря 2012 года (см. «МК» от 12 июля, «Куда повернет рубль?»). И хотя эта дата еще не наступила, уже сейчас понятно, что эксперты наши были чересчур уверенны в долларе и недооценили рубль. Мы спросили их, почему так вышло. И что будет с рублем в 2013-м году.

– Н.В. (33,5-34 руб/$): Недооценили эффективность решений принимаемых в еврозоне, которая является генератором кризисных явлений. Не верилось, что им удастся до конца года решить острые проблемы без больших негативных выбросов. Я очень рад, что недооценил власти еврозоны. Есть два фактора, которые могут иметь противоположное влияние на курс рубля в следующем году. Хороший и плохой, как те копы. Хороший — это массированные выбросы долларов и евро, которые будут еще наращиваться. Рано или поздно все эти деньги докатятся и до российской экономики и укрепят рубль. Плохой коп - нарастание кризисных явлений, которые могут обрушить цены на нефть. Кто перетянет канат — сказать трудно. Мне кажется, что самая пиковая точка европейского кризиса осталась позади. Конечно риски будут оставаться, но уже ясно что справляться европейские власти научились. Значит, победит хороший коп, и курс рубля может расти.

Я думаю, рубль в среднем будет держаться на уровне 29-30 руб/$.

– Д.Б. (36 руб/$): Ожидали, что кризис будет более жестким. Мы встречались, когда в Европе все могло вот-вот рухнуть. Но этого удалось избежать.

В результате произошли 2 вещи. Одна хорошая, другая не очень. Хорошо, что не получили вторую волну кризиса. Плохо, что рубль укрепился. За это заплатили очень низкой рентабельностью наши производители.

Мы выходим на 3,6% по росту ВВП в этом году. Это означает что у нас экономика очень сильно тормозит. В этой ситуации укрепление рубля не радует. Было бы лучше если бы рубль ослаб. Мы бы имели более высокую инфляцию, около 7,5%. Но был бы более высокий рост.

В целом я ожидаю умеренного ослабления курса рубля.

Цены на нефть вряд ли будут расти. На газ тем более. Скорее, можно ожидать их стабилизации или умеренного снижения.

Вместе с тем, начинает «переть» импорт. Причем будет логично, если он будет продолжать увеличиваться. Этому способствуют вступление в ВТО и крепкий рубль. Можно ожидать что торговый баланс будет портится. Вредный ЦБ будет сдерживать курс рубля резервами. Не понятно, конечно, зачем.

В итоге рубль начнет умеренно ослабляться. Быстрее инфляции или медленнее — вопрос. Но укрепление рубля на фоне ослабления роста мы вряд ли будем иметь. Это означает втягивание в инфляцию 6-7 % в год в течение 2-3 лет. Но в силу того, что будет работать фактор курса, вряд ли мы провалимся существенно за 6%.

Сыграть против может либо приток прямых иностр инвестиций (правда, пока не очень понятно куда и зачем, тем более в условиях мирового кризиса) либо дальнейший подъем цен на нефть. Понятно что какие-нибудь решения американцев или европейцев, которые раскачают нефтяной рынок за счет дешевых денег, или какая нибудь очередная войнушка на Среднем Востоке нам могут помочь с ценами на нефть. Но не факт, что что-нибудь из этого произойдет.

– В.С. (33 руб/$): По поводу курса рубля я еще тогда говорил, что это гадание на кофейной гуще. Потому что курс доллара зависит от ряда параметров, но основным является цена на нефть. Летом мы говорили в условиях снижения цен на нефть. При этом наблюдалась экономическая рецессия. Если бы события развивались в сторону ухудшения, то мы могли бы увидеть курс доллара не на уровне 33 рублей, а 35-36-ти и выше. Однако, цены на нефть стабилизировалась на уровне выше $100 за баррель. Эта стабилизация помогает поддерживать курс на уровне 30 руб/$. Но опять, таки, мы с вами говорим за несколько дней до 31 декабря. Какими они будут в канун нового года — никто не знает. Рынок нефти не прогнозируем. Так же, как и валютный. Если бы был хотя бы один человек, кто бы мог со 100% точностью прогнозировать поведение валют или стоимость сырья, этих рынков бы не существовало. Курс рубля будет зависеть от многих глобальных факторов. Прежде всего, от стоимости нефти. Например, от добычи сланцевых газа и нефти. Если вдруг США станут нетто-экспортером нефти, то цены на нее рухнут. Но, с другой стороны, себестоимость добычи сланцевой нефти гораздо выше, чем традиционной. Примерно 70$ против 15$ за баррель. Поэтому, если цены на биржах опустятся ниже себестоимости добычи сланца, добывать его станет нерентабельно. И это снова толкнет цены вверх. Ее резкое долгосрочное удешевление маловероятно.

– И.Н. (35-37 руб/$): Я думал, что американцы не решатся на третью программу количественного смягчения. То есть, будут действовать более ответственно. Это, конечно, печатание долларов, пускай и несколько условное, и раздувание стоимости активов в условиях, когда Федеральный резерв США определяет стоимость денег во всем мире. Это привело к относительному удешевлению доллара. Я считаю, что этим заниматься крайне глупо. Потому, что рано или поздно это придется прекратить. Невозможно современные проблемы решать тем, чтобы продолжать печатать все больше долларов. Так что американцы не оправдали моих надежд. Теперь-то я извлеку урок из нынешнего года. Вероятно, что американцы будут продолжать вести себя таким образом. Буквально на днях появились разговоры о возможном 4-м раунде программы количественного смягчения. В принципе, рубль может остаться на нынешнем уровне. Но мне, все-таки, кажется, что среднегодовой курс будет порядка 35-37 руб/$. То есть, рубль относительно подешевеет.

Это скорее всего случится даже в том случае, если США продолжат печатать доллары. Ведь посмотрите, они сейчас продолжают печатать, а рубль сильно не укрепляется.

Так же будут действовать и другие факторы которые будут работать на ослабление рубля . В даном случае, это падение внешнего спроса вследствие замедления мировой экономики. Прежде всего, европейской. Это значит, что цены на нефть не будут расти. И скорее всего даже снизятся.

Глава 2. В ожидании финансового Армагеддона

Естественно, мы не могли не поинтересоваться, будет ли кризис в 2013 году.

– Н.В.: Кризиса не будет. Если бы был, я бы спрогнозировал курс рубля по-другому. Острую фазу в этом году мы прошли. Но если эпицентром кризиса не дай бог, станут США, будет катастрофа. При этом, это будет рукодельный кризис американских политиков. Я говорю о фискальном обрыве. Если не договорятся о сокращении бюджетного дефицита, то начнет действовать автоматическая система секвестрирования бюджета и сможет спровоцировать замедление в экономике, а то и рецессию. Если не договорятся, значит в США живут странные люди. Должны договориться.

– Д.Б. : Развилка №1. Прежде всего, неприятностей стоит ждать от США.

Непонятно, как американцы будут реагировать на финансовый обрыв. А ведь они могут себе его устроить.

Вопрос — как Обама будет договариваться с Конгрессом. Диапазон вариантов - от полноценного обрыва с экономическим спадом, но без наращивания долга (что стало популистской проблемой) до очередной эмиссии ценных бумаг с выкупом Федрезервом или еще кем то, и, соответственно, скачок инфляции, но без финансового обрыва. Но дальнейшее наращивание госдолга требует разрешения со стороны Конгресса. Не очень понятно получит ли его Обама или нет.

Развилка №2 — это Европа и Китай.

Даже не знаю, кто тут из них важнее. Европейские риски выше, но они уже всеми ожидаются, и вроде бы там разрастание кризиса не происходит. Набор этих тем болтается уже года 1,5 у всех на языке.

А в Китае заговорили о возможности торможения роста ВВП примерно до 6%.

Для них сложились 2 негативных процесса. С одной стороны это — сжатие мирового спроса. С другой стороны — раньше времени начатые реформы, направленные на переориентацию на внутренний рынок. Китайцы ожидали, что будет более благоприятная конъюнктура. Очень важно, как они справятся. Там же еще новое руководство пришло, поколения меняются.

Замедление Китая - достаточно опасная вещь. Потому что эта страна, вместе с остальными азиатскими странами, обеспечивают большую часть мирового прироста спроса на энергоносители.

Скорее всего, в итоге будет что-то посередине. Большинство игроков ожидает, что следующий год будет чуть лучше чем этот. Для нас рост ВВП примерно на 3,6-3,8%. Среднегодовая цена нефти, на мой взгляд, окажется выше $100 за баррель.

– В.С.: Что такое кризис. Это когда все плохо. Насколько — точно определения нет. Рецессия — это тоже кризис. И она уже идет. 2 квартала подряд в Еврозоне снижается ВВП (квартал к кварталу).

В следующие 2-3 года евроэкономика вряд ли будет расти. Очень много проблем накопилось. Спустя это время возможны различные сценарии.

У России другие проблемы. Основная — это обещания президента, которые приводят к бюджетному коллапсу в рамках существующих цен на энергоносители. Его бюджет может быть сбалансирован только при условии постоянно растущих цен на нефть. Мы сейчас приняли новый бюджет, где мы обрубили расходы а медицину, образование. Оставшиеся деньги тратятся на оборону, потому что удобно пилить, на полицию, чтоб было кому лупить дубинками по головам возражающих. Принимается милитаризованный бюджет. И он не балансируется. Это чисто внутренние проблемы.

А внешняя проблема — то, что бюджет страны наполовину формируется из нефтедолларов. Какая будет конъюнктура — неизвестно. От этого будет зависеть что у нас будет происходить.

И третья проблема, наверно самая фундаментальная, то, что с момента образования Российской Федерации у нас создалась монопольная экономика. Куда не плюнь, везде монополии. Которые заинтересованны только в одном — поднятии цен. И не заинтересованны в развитии. Соответственно, у нас отсутствуют инвестиции, так как отсутствует конкуренция. И отсутствует любой научно-технический прогресс.

– И.Н. : Ответ на этот вопрос становится более понятным, если мы правильно охарактеризуем что происходит сейчас. Я считаю что это кризис современной спекулятивной модели экономики. Задаешься вопросом: а мы что-то сделали для изменения этой самой спекулятивной модели? Нет. Более того, современная модель укрепляется за счет такой вот накачки деньгами.

Чуда не может произойти. Это кризис модели. А вы ее только укрепляете. Так что кризис будет развиваться. Та вторая волна которую уже сейчас мы видим накатывает. Ситуация развивается не как та, что была 4 года назад, когда был резкий обвал, а потом такое же быстрое восстановление. Сейчас все усугубляется постепенно, но все хуже и хуже.

Российская экономика затормозилась практически до ноля в этом году. И с такой тенденцией мы вступаем в будущий. Прогноз у нас один — это будет год дальнейшего торможения российской экономики. И мы не рассчитываем, что она вообще будет расти.

Глава 3. Кто взорвет финансовый астероид?

– Н.В. : В России и в мире кризис понимают по-разному. Официально мы признаем, что высокие цены на нефть уже и нам вредны. Это показал 2008 год, когда за ценами пошел спекулятивный капитал, отличающийся высокой скоростью перемещения. В итоге, деньги как пришли так и ушли. Это был фактор кризиса 2009 года. Но тем не менее если, скажем, начнется война в Иране то цены будут расти. В первый момент это будет счастьем. А потом, когда цены обрушат потуги встать на ноги, то это приведет к негативному эффекту.

Для всего мира рост цен на нефть это кризис. Для России — благо, потом кризис. Но я все таки надеюсь, что мы с иранскими угрозами как то обойдется. Потому что помимо танков пушек есть сланцевый газ. США твердо идут к тому, чтобы стать лидерами экспорта газа а потом и нефти (хотя верится в это с трудом). Это будет в какой-то степени фактор противодействия росту нефтяных цен.

Мировой рынок в клещах у Соединенных штатов. Они все больше влияют на мировой рынок. Резкие движения нефтяных цен так же не в интересах США. Их задача — подъем экономики. А для этого, цены должны быть не слишком высокими, но и не слишком низкими. Американский фактор — это фактор стабилизации. Некая гарантия мировой стабильности.

А Россия готова прекрасно. Все устремили свои взгляды на ситуацию вокруг развивающихся стран и военных конфликтов.

– Д.Б. : Для большого кризиса мир еще не созрел. Попросту, нет таких пузырей, как в 2008-м, чтоб мировая экономика завалилась еще на пару лет. Если что-то и будет, в масштабах года мы упадем не очень глубоко.

Но в любом случае, сейчас для нас не лучший момент, чтобы встретить кризис.

Определяется это несколькими векторами. Первый — это бюджет. У нас есть довольно большой Резервный фонд, есть деньги и в Фонде национального благосостояния. К локальному кризису бюджетная система готова.

Банковский сектор — другое дело. Это опасное место. Можно сказать что ситуация улучшилась в том плане, что мы не сильно залезли во внешние долги. Честно говоря просто не было возможности занимать. Но с другой - учинили плохую ситуацию с плохими долгами в секторе потребительского кредитования. Когда население набрало кучу коротких и высокорискованных кредитов.

Если бы я был главой ЦБ, для меня бы эта ситуация была сейчас главной заботой.

Даже в условиях благоприятной конъюнктуры мы можем взорвать эту бомбу. А если рост доходов затормозится, даже из за небольшого кризиса, взрыва будет крайне трудно избежать.

– В.С. : Если помните, за месяц до начала кризиса 2008-года Алексей Кудрин сказал, что Россия является островком стабильности, некой тихой гаванью. Потом по всем шарахнуло. Сейчас у нас достаточно высока доля внешних корпоративных заимствований. Чудовищный риск связан с тем, что наш бюджет на 50% формируется из торговли сырьевыми ресурсами. Очень низкая производительность труда. Отсутствуют инвестиции в реальный сектор экономики.

Мы очень чувствительны к внешним шокам, которые могут произойти.

– И.Н. : Россия плохо готова к кризису. Как можно это оценить? Есть ли заначка. Она есть, но она не такая большая. Во всяком случае в резервном фонде у нас в 2 с лишним раза меньше денег, чем на кануне первой волны кризиса. Обязательств бюджета — значительно больше. Причем, это обязательства неснижаемого характера. Вы не сможете сказать пенсионерам или военнослужащим, мол, мы тут погорячились, маханули, а денег теперь не хватает. Это исключено.

Кроме того, выбрана совершенно неправильная экономическая политика. В условиях погружения экономики в кризис нужны налоговые послабления. А налоги тем временем будут расти. Это дестимулирует предпринимательскую активность.

Если посмотреть разделы федерального бюджета, то у нас расходы по направлению национальная экономика сокращаются. А это то, что могло бы поддержать внутренний спрос, когда внешний спрос ослабевает.

СПРАВКА КРУГЛОГО СТОЛА «МК»:

У международного рейтингового агентства Fitch свои опасения по поводу кризиса. «Фискальный обрыв» в США, по мнению экспертов, может стоить главной экономике мира потери наивысшего кредитного рейтинга. И столкнет ее, и следом весь остальной мир в «ненужную рецессию», говорится в обзоре агентства. По мнению авторов обзора, возможный «обрыв» - самая опасная угроза для мировой экономики в будущем году. Впрочем, их основной сценарий предполагает, что американские политики сумеют договориться и не допустить сокращения бюджетных расходов США на $500 млрд с 1 января 2013 года.

«Долговой кризис в еврозоне вошел в стадию относительного спокойствия благодаря сделанному в сентябре Европейским центральным банком (ЕЦБ) заявлению о готовности запустить программу выкупа облигаций государств еврозоны (Outright Monetary Transactions, OMT). Эта инициатива главы ЕЦБ Марио Драги эффективно сократила краткосрочные риски ликвидности для европейских стран, дав им время на проведение необходимых, но болезненных реформ, требуемых для сохранения кредитоспособности», - пишут эксперты Fitch. Тем не менее, проблемы с увеличением бюджетной интеграции и давление на страны и банки из-за долговой нагрузки сохраняются.

Кроме того, в обзоре указывается и на возможные проблемы в развивающихся экономиках. Упоминается ослабление темпов роста в Бразилии и Индии в конце 2012 года. Но в целом авторы обзора настроенны умеренно оптимистично. Темпы роста мировой экономики, по их мнению, ускорятся с 2% в этом году до 2,4% в 2013-м и 2,9% в 2014-м. А основные двигатели мирового экономического роста Китай, Бразилия и Индия не подведут оптимистов.

Глава 4.

Специальный гость 1. Заместитель министра экономического развития Андрей КЛЕПАЧ

БОЛЕЗНЬ ЕСТЬ, НО В ЛИХОРАДКУ ОНА НЕ ДОЛЖНА ПЕРЕЙТИ

Будет кризис в 2013 году?

  • Нет. Это маловероятный сценарий. Более вероятно, что стагнация в еврозоне продолжится, и могут даже затормозиться темпы роста американской экономики. Просто новая волна кризиса предполагает, что европейцы не смогут блокировать кризисные процессы в банковской системе, то есть произойдет банковский кризис. А американцы так или иначе не смогут договориться по «Бюджетному обрыву» и произойдет дестабилизация финансовых рынков и резкое сокращение госрасходов. Мы исходим из того, что все-таки и в том, и в другом случае у них есть возможность удержать ситуацию под контролем и выйти из этих кризисных процессов. То есть сами эти процессы есть, болезнь есть, но в лихорадку она не должна перейти.

Как будет вести себя рубль?

  • На мой взгляд, каких-то резких колебаний курса рубля не будет. В номинальном выражении он будет немножко снижаться, а в реальном — будет даже небольшое укрепление. Если не произойдет резкого падения цен на нефть. Поскольку мы на него не рассчитываем, то исходим из того, что в реальном выражении рубль почти остается на месте — укрепление 0,7%. А в номинале несколько снизится. Но при значимом снижении цен на нефть, рубль снизится более существенно.

Насколько мы готовы к кризису?

  • Мы исходим из того, что у нас есть запас прочности. Но тихой гаванью мы не являемся. Поэтому, конечно, резкое падение цен на нефть, а мы делали такого рода оценки, скажется негативно на нашей экономике и в форме оттока капитала, и торможения темпов роста ниже, чем заложено в базовом прогнозе (3,6% ВВП в 2013-м году - «МК») и в большем снижении курса рубля. Но определенный запас у нас есть. То есть, при всей определенной чувствительности, мы не являемся беззащитными.

Специальный гость 2. Илья БАРАНИКАС, собкор «МК», Нью-Йорк.

2008 ГОД НЕ ПОВТОРИТСЯ

В Америке никто не ждет финансового Армагеддона. Если вашингтонские политики договорятся о предотвращении «фискального обрыва», будет скромный рост экономики. Если не договорятся, будет сокращение ВВП в первой половине будущего года, а далее – подъем. Мировая экономика в 2013 году будет расти, но медленно.

Как отмечает финансовый аналитик Дайна Уокер в предновогоднем докладе Совета по международным отношениям, «экономический рост, который последовал за рецессией 2008 года, стал самым слабым с окончания Второй мировой войны. Он выделяется из всех послевоенных выздоровлений экономики по ряду параметров». Эксперт называет такие показатели, как все еще низкие цены на недвижимость, вялый потребительский спрос (а на нем держатся две трети экономики США) и медленно восстанавливающийся рынок труда: «до сих пор занятость населения, без учета сферы сельского хозяйства, на 4,3 млн. рабочих мест меньше, чем было в начале 2008 года». Занятость растет в частном секторе и сокращается в государственном: органы власти всех уровней испытывают бюджетный дефицит. На федеральном уровне дефицит госбюджета США несколько сократился со времени окончания «Великой рецессии» (т.е. с июня 2009 года), если его измерять в процентах от ВВП, но продолжает оставаться чрезмерно высоким.

Но не бывает худа без добра. После беспрецедентно глубокой рецессии растет опережающими темпами промышленное производство – оно уже почти достигло до рецессионного уровня и будет, по прогнозам, расти дальше. А бюджетный дефицит, из-за которого ломают копья демократическая администрация Обамы и ее противники-республиканцы, сократится на несколько процентов, если произойдет столь пугающее всех падение экономики с «фискального обрыва» (по расчетам Бюджетного управления Конгресса США, в этом случае дефицит федерального бюджета, который сейчас составляет 7% от ВВП страны, сократится до 4%).

«Новый год начнется тяжелой облачностью для мировой экономики..., но с середины 2013 года наступит просветление..., и это заложит основу для более динамичного роста в 2014 году», – прогнозирует аналитическая служба авторитетного журнала The Economist.

Американцы встречают Новый год с сильно подешевевшим бензином, без больших переживаний за «финансовый обрыв» и, что очень важно, с оптимизмом. Именно оптимизма частенько не хватаетв России.