Медведев: «Мы теряем деньги на энергетике»

39

Заступив на пост президента, Дмитрий Медведев в первое время неустанно говорил о повышении энергоэффективности экономики – из его речей не вылезали энергосберегающие лампочки и т.п.

И вот – на заседании правительства – теперь уже премьер Медведев опять вернулся к этой подзабытой теме и выяснил, что с энергоэффективностью у нас теперь еще хуже, «чем в развивающихся странах». Но к любимому сроку - 2020 году – все наладится, экономика перестанет быть расточительной, но перед этим, правда, придется потратить 28 трлн. рублей.

Именно столько будет стоить госпрограмма «Энергоэффективность и развитие энергетики», которую 7 марта рассмотрело правительство. Дмитрий Медведев в своей вступительной речи намекнул, что от госпрограмм он уже подустал: «Надеюсь, этот поток рано или поздно закончится, и мы начнём жить не так хаотично, как жили до этого».

Пока жили «хаотично», успехи в реализации медведевского приоритета были не ахти. «Наша экономика остаётся весьма и весьма расточительной – мы теряем деньги на энергетике, - признал премьер. - Не только, кстати, по сравнению с развитыми странами, но и по сравнению с развивающимися странами». По энергоемкости ВВП мы отстаем от США, Японии, Канады примерно в 2–2,5 раза. Неслучайно энергоресурсы так дороги для бизнеса и для граждан, не стал отрицать ДАМ.

После того, как энергоэффективность в 2010 году стала одним из приоритетов медведевской модернизации, на нее ушли 130 млрд. рублей из федеральных и региональных бюджетов. Однако все, что удалось, это выбраться из кризисной ямы. Как пояснил куратор госпрограммы, министр энергетики Александр Новак, энергоемкость российского ВВП за два года удалось снизить на 5,5% - до докризисного уровня. Таким образом, до задачи, обозначенной в указе президента от 2008 года, еще плясать и плясать – надо снизить энергкоемкость ВВП на 40%.

Как этого добиваться, в программе обозначено схематично. Новак перечислил: «Увеличение рыночных стимулов для внедрения энергоэффективного оборудования и технологий, использование механизмов, доказавших свою состоятельность в других странах, таких как целевые соглашения с крупными промышленными потребителями по снижению энергоёмкости производства, запрет на использование неэффективных технологий». В год при помощи этих туманных методов энергоемкость ВВП будет уменьшаться на 2%.

К 2020 году потери энергии в электросетях снизятся на четверть, аварийность – на треть, а сроки подключения к сетям – аж в семь раз. А Сибирь и Дальний Восток и вовсе слезут с «нефтегазовой иглы» - этим регионам прописаны «возобновляемые источники энергии» (ветер, вода и т.п.)

Решив на бумаге проблемы энергоэффективности, кабмин переключился на любимую отрасль – нефегазовую. Министр энергетики объяснил, что наши позиции серьезно шатаются: Америка снижает импортозависимость от углеводородов, а Европа замещает газ углем. «В нашей программе заложены решения, которые позволят сохранить лидирующие позиции российского ТЭК на мировом нефтегазовом рынке», - загадочно сказал Новак. Это стимулы для запуска труднодоступных месторождений, модернизация заводов и т.п. С каждого месторождения к 2020 году будут извлекать в среднем не 39, а 47% нефти, рассказал чиновник.

Медведев согласился утвердить программу, тем более что масштабных трат из бюджета не предвидится: правительство надеется, что 28 трлн рублей выделят госкомпании и естественные монополии. Экспертный совет при правительстве, представивший на заседании свой отзыв на госпрограмму, впрочем, в это не поверил.